Комментарий | 0

Ментальность и социальные явления (7)

 

Глава 2. ОБЩЕСИСТЕМНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ. 2.3. Обратные связи

     Предположим, некая система имеет связи с другими системами, которые проявляются в выходной активности этой системы. Предположим также, что величиной выходной активности системы управляет некий орган – управляющий орган системы. Если характер управления зависит от характера изменения выходной активности, то говорят, что в системе имеет место обратная связь с выхода на вход, где под входом подразумевается управляющий орган. В общем случае характер обратной связи может быть самым разнообразным – по величине активности, по скорости нарастания, по интегралу, по определенной функции, с порогом или без порога, с ограничением или без, другими словами, по определенному алгоритму. Обратная связь осуществляет управление процессом, с которым связана выходная активность, причем если управление эффективно, то мощность управления значительно меньше выходной мощности системы. В более широком смысле можно говорить о наличии обратной связи, если активность системы (внутренняя или внешняя) оказывает влияние на свойства системы,  которые в свою очередь влияют на активность.

     Понятия «вход» и «выход» в полной мере применимы для достаточно простой системы, например фабрики, производящей некий продукт. Активность фабрики оказывает влияние на спрос, а спрос в свою очередь – на активность. Обратная связь с выходной активности на вход системы замыкается через спрос, а точнее, через информационный сигнал о величине спроса и характере его изменения. Обратим внимание на один существенный момент. Фабрика есть элемент большой общественной системы. Так вот, обратная связь автономной подсистемы (фабрики) одновременно является связью подсистемы с большой системой. Или говоря по-другому, внутренние связи между автономными подсистемами в большой системе одновременно являются обратными связями подсистем. В этом проявляется один из механизмов структурирования больших систем.

     В такой сложной и большой системе, как социум, не всегда очевидно, что собственно является входом, а что – выходом. Например, если выходная активность системы есть прирост населения, то попробуйте определить, что является тем входом, на который следует воздействовать для изменения темпов роста. Проблема вход-выход упирается здесь в проблему причинно-следственных связей, которая не всегда поддается решению и даже анализу. Тем не менее, в нелинейных системах эта проблема решаема, так как практически любое воздействие на систему оказывает влияние на все ее измерения. Становится не так важно, где собственно есть «вход», любое воздействие нужной направленности приводит к нужной тенденции. Например, на темпы роста населения влияет материальная обеспеченность семей, занятость женщин, квартирный вопрос, уровень медицины, уровень образования, ментальность и т. д. Если результат активности оказывает влияние на величину этой же активности, то это и есть обратная связь. Она может реализоваться путем связи (непосредственной или опосредованной) результата активности, с подсистемой, управляющей активностью (связь типа выход-вход), либо вследствие изменений свойств системы, зависящих от результата активности. Другими словами, в сложных системах обратная связь реализуется через влияние активности на состояние или свойства системы, приводящие к изменению этой активности. Поэтому при рассмотрении сложных общественных процессов часто, не вдаваясь в подробности, говорят просто о наличии положительной или отрицательной связи, в зависимости от того, приводит ли возрастание результата активности к усилению  или ослаблению данного процесса. Этот факт однозначно указывает на существование реальных связей, невидимых на первый взгляд, но проявляющих себя в общем характере процесса.

     В процессах управления именно обратная связь становится решающим фактором, так как управляющее воздействие на вход системы подается на основании сравнения существующего результата с предполагаемым или желаемым. Это воздействие может являться результатом решения «управляющего органа», и тогда имеет место управление «в ручном режиме», зависящем от уровня интеллекта управленцев. Либо это воздействие может быть результатом свойства формы внутренних отношений, как например связь между предложением (производством) продукта и потребностью в нем. В данном случае отрицательная обратная связь является фактором самоорганизации. Наконец, наиболее распространены комплексные и многофакторные обратные связи, реализуемые в реальных социальных системах.

     Обратная связь – это связь, оказывающая существенное влияние на самоорганизацию и устойчивость общественных процессов. В сложных системах связи между отдельными подсистемами также представляют собой сложную структуру. Поэтому связь между причиной и следствием может иметь сложный характер, например, цепочка опосредований, суммирование (кумуляция) «дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку, жучка за внучку…», ветвящиеся, мягкие, жесткие, пороговые, резонансные связи и их совокупности, и даже полуфантастический вариант «взмаха крыльев бабочки» (Р. Бредбери), когда взмах крыльев бабочки в одной точке планеты приводит к торнадо в другой точке. Этот художественный образ не кажется преувеличенным, если вспомнить, как «стартовый» выстрел Гаврилы Принципа дал начало Первой мировой войне. Всем известна ситуация, когда громкий возглас вызывает снежную лавину, однако, если не созрели условия, можно стрелять из пушки безо всякого эффекта. Поэтому в сложных системах работает совокупность связей различной направленности, те или иные из которых, могут быть определяющими на разных стадиях процесса.

     Рассмотрим конкретный и очень показательный пример – рост популяции живых организмов. Это значит, что наша исследуемая величина – численность популяции, а также то главное, что характеризует ее рост – прирост. Но прирост «выход» в предыдущем поколении, становится «входом» для следующего поколения. Тем самым происходит «замыкание» выхода на вход.  В простейшем случае размножения бактерий в среде с неизменными свойствами прирост пропорционален численности популяции. Это приводит к экспоненциальному росту численности (геометрическая прогрессия). Характер процесса будет определять параметр обратной связи – отношения прироста  к числу особей. Если он больше единицы популяция растет, а если меньше – падает. Однако, прирост в пересчете на одну особь,  удельный прирост, неизменен, то есть каждая бактерия действует автономно и характер процесса не зависит от общего числа особей. Следовательно, данная система работает без обратной связи на свойства самой системы, это – простейшая линейная система. (Под линейностью здесь понимается пропорциональность между численностью и приростом популяции. Свойства подобных систем описываются линейными дифференциальными уравнениями). Скорость роста популяции бактерий (показатель экспоненты) определяется величиной удельного прироста (или отношением числа особей в двух соседних поколениях) и средним временем смены поколений.

     В том случае, если свойства среды будут изменяться именно вследствие роста численности, и вследствие этого изменится удельный прирост, то налицо обратная связь воздействия численности на прирост. Если удельный прирост увеличится – это будет положительная обратная связь на свойства системы и – наоборот. Этот качественный нюанс переводит нашу систему в категорию нелинейных систем, в которых развитие процесса изменяет качественные характеристики самой системы, и уже через эти измененные характеристики оказывает влияние на развитие процесса. Так, например, в отличие от бактерий большинство высокоразвитых организмов размножаются путем спаривания, возможность которого определяется плотностью популяции (числом особей на кв. км.). С ростом популяции растет ее плотность, и вероятность спаривания становится пропорциональной численности популяции. Таким образом, удельный прирост становится пропорциональным численности, а прирост – пропорциональным квадрату численности. Это нелинейный рост (численность в степени большей единицы) в данном случае приводит к гиперболической зависимости численности популяции от времени, так называемый режим с обострением. Гиперболическая зависимость стремится к бесконечности за конечный промежуток времени, поэтому ясно, что она не реализуема. Действительно, как только вероятность спаривания достигнет 100%, дальнейший рост плотности популяции не будет сказываться на величине удельного прироста и система «линеаризуется», процесс станет экспоненциальным с максимально возможным показателем экспоненты. Далее возможно (и даже неизбежно) включение факторов нелинейной отрицательной обратной связи – истощение природных ресурсов (пищи), что может вызвать катастрофическую гибель практически всей популяции, вспышки эпидемий, моментально распространяющихся при большой плотности, вспышки внутривидовой агрессивности с последующим уничтожением части популяции, массовая миграция в необжитые территории. Типичный пример – тучи саранчи, оставляющие после себя пустыню или массовая гибель популяции животных одного вида, превысившей все мыслимые объемы и уничтожившей все ресурсы жизнеобеспечения.

     Теперь рассмотрим человеческую цивилизацию. Какие факторы влияют на удельный прирост? Прежде всего, социализация. В больших социальных системах повышается выживаемость и защищенность потомства, удельный прирост растет. Далее, с ростом народонаселения растет технологическая оснащенность, интенсивность освоения природных ресурсов, продуктивность землепользования и т. д., что также повышает удельный прирост. Это факторы, непосредственно связанные с численностью популяции, являются факторами положительной обратной связи на саму систему, приводящие к более быстрым, чем экспоненциальный, нелинейным процессам. Факторы отрицательной обратной связи, также непосредственно связанные с ростом популяции – перенаселение и связанное с ним ментальное напряжение в обществе, ведущее к социальным конфликтам и войнам, эпидемии, связанные с новыми технологиями (животноводством) и межгрупповыми контактами, удорожание и усложнение процедуры воспитания ребенка, развитие методов планирования семьи и контроля над рождаемостью, ухудшение генофонда и рост числа бездетных семей, общая тенденция гедонизма – стремления жить «для себя», которая наблюдается в современном развитом обществе. Преобладание тех или иных типов обратных связей приводит к тому, что по оценкам исследователей (Х. фон Ферстер, С.П. Капица и др.), начиная с эпохи неолита и почти до наших дней, шел крайне быстрый гиперболический рост человеческой популяции – режим с обострением, который сейчас выходит на фазу стабилизации, благодаря преобладанию отрицательных обратных связей. Положительная обратная связь в биологических системах – это потенциальная катастрофа или, в лучшем случае, кризис. Опыт показывает, что в системах с высоким уровнем интеллекта возможны мягкие варианты выхода из процессов, идущих с обострением. Эти способы избежать катастроф возникли исключительно благодаря действию интеллекта

     Рассмотрим еще один пример – движение монгольской орды. Завоевание народов сопровождается рекрутированием части этих народов в состав орды, и этот непрерывный ее рост по ходу завоевания превращается подобно набегу саранчи в колоссальную ничем не сдерживаемую лавину шириной от Новгорода до Египта. Этот процесс полностью аналогичен снежной лавине, когда увлекаются мягкие слои снега по ходу ее продвижения, масса нарастает, лавина растет в ширину и набирает энергию. Монгольский этнос, инициировавший этот процесс, почти целиком растворился в орде. Это означает, что движущей силой процесса была не пассионарность монголов, а технология организации процесса (технология орды), основанного на положительной обратной связи. Воин любого происхождения, прошедший школу кровавой резни, становится безжалостным зверем с нарушенной психикой, машиной убийства, более ни на что не пригодной. Следовательно, технология орды была ориентирована на использование человеческого фактора и, попадись ему цивилизация иной ментальности, орда могла бы захлебнуться. И второй факт – смерть Чингисхана, вынудила всех чингизидов вернуться в Монголию, чем спасла Европу от реализации его устремления  «к последнему морю», но именно человеческий фактор стал причиной остановки орды и ее переход на другой тип активности. И здесь мы видим решающую роль интеллекта, осознанно влияющего на характер обратных связей в системе. (В «биологическом» варианте орда должна была дойти «к последнему морю» уничтожая все ресурсы на своем путы, а затем самоуничтожиться).

     И еще один момент, непосредственно связанный с менталитетом – процессы, идущие с обострением, сохраняются в исторической памяти народа и в дальнейшем  воспроизводятся не в «чистом» виде, а значительно ослабленными, а то и вообще не воспроизводятся. Эта закономерность соответствует известной поговорке, что «трагедия повторяется в виде фарса». Другими словами, цивилизация постоянно учится. Технология орды сменилась технологией взимания дани, далее технологией империй, колоний, а затем, как говорили в советское время, системой «неоколониализма», то есть чисто экономическими факторами, безо всякого политического принуждения. Удерживать империю стало слишком большой роскошью. Аналогично система государства эволюционирует в сторону поддержанию внутреннего порядка и культурной идентичности его граждан. Все остальное решает самоорганизация, при условии, что ментальный уровень граждан достиг нужного уровня развития. Даже дискутировать люди наконец-то научились без мордобоя и поножовщины.

     Начало индустриального производства ознаменовалось бурным процессом роста производства в режиме с обострением и столь же сокрушительными кризисами. В дальнейшем цивилизация научилась с ними бороться (всего-то нужно было контролировать несколько экономических показателей и адекватно на них реагировать). С финансовыми кризисами дело пока обстоит сложнее. Полуиррациональная сущность – деньги, сама оказывается способной производить деньги, и создаются все новые чисто финансовые механизмы, чтобы многократно самовоспроизводился в разных формах один и тот же процесс кредитования, чтобы «мультиплицировать» прибыль, получаемую от многократного оборота одной и той же суммы денег. Банкиры чувствуют нутром, когда надувается колоссальный финансовый пузырь, но все настолько загипнотизированы все возрастающей прибылью, берущейся ниоткуда, что нет силы, способной их затормозить, и наступает коллапс – все деньги, включая оборотные средства, оказываются вовлечены в процесс, все общество переплетено и опутано взаимными обязательствами, рушится потребление и производство. Тем не менее, в любой системе существуют контролируемые параметры типа, процентных ставок, коэффициентов мультипликации, доли производных финансовых инструментов, обеспеченности денежной массы и т. п., с помощью которых можно выработать критерии устойчивого развития. И, несомненно, финансовая стихия будет укрощена.

     Разберемся с некоторыми особенностями положительной обратной связи. В популяционных процессах рост числа особей одного вида на единицу площади повышает вероятность спаривания и, следовательно – удельного прироста. При превышении некоторой критической величины удельного прироста начинается самоускоряющийся процесс роста популяции (процесс с обострением), который кончается движением туч саранчи. Итак, положительная обратная связь вызывает самоподдерживающийся процесс, идущий с усилением, только по достижении определенных критических параметров обратной связи. В случае продвижения орды такой параметр представляет собой отношение скорости рекрутирования новых членов в орду к скорости потерь. Если этот параметр больше единицы – орда растет, если меньше единицы – убывает. Поэтому орде требуется продвигаться вперед по достаточно густозаселенным территориям, используя их как ресурс. Тогда этот параметр будет существенно больше единицы. Основная проблема, стоявшая перед Чингисханом, состояла в инициации этого процесса, то есть в достижении некоторого порогового количества воинов в орде, за которым процесс уже невозможно было остановить. Наличие некоторого порога – весьма характерная черта таких процессов. Таким образом, для организации самоподдерживающегося и усиливающегося  процесса, идущего с положительной обратной связью, необходимо выполнение двух условий – превышения некоторого порога и достижения сверхкритического значения параметра обратной связи. Например, для инициации процесса  быстрого роста популяции необходимо достигнуть порогового значения плотности особей и определенного значения отношения числа выживших потомков к числу погибших. Для снежной лавины необходимо, чтобы энергия первого кома снега была выше, работы затраченной на сминание и налипание снега, а в последующем – работа сил тяжести должна превышать работу на образование снежного вала. В бизнесе для запуска процесса требуется начальный (пороговый) капитал, чтобы создать технологию, которая обеспечит превышение дохода над затратами, и далее замкнуть цепь положительной обратной связи, направляя прибавочную стоимость на дальнейшее расширение производства. Начнется самоускоряющийся процесс роста, который, в конце концов, захватит все рынки, и быстро начнет затухать, встретив непреодолимое препятствие  – насыщение или падение спроса. Последует кризис процесса, сворачивание производства, увольнения и т. д. Поэтому перед человечеством стоит постоянная задача по преодолению тенденций к обострению процессов, по реализации мягких фазовых переходов и выходов на квазистационарный процесс.

     В годы железнодорожного бума сеть железных дорог росла со скоростью 100 км в день. Можете себе представить, какие были задействованы мощности. Когда весь земной шарик оказался опутан сетью железных дорог, все эти мощности стали тормозом, так как дальнейшее строительство уже не приносило прибыли, а сворачивание мощностей представляло собой проблему. Тем не менее, заранее планируя и просчитывая перспективы, удалось избежать потрясений. Последовал аналогичный автомобильный бум, превративший жизнь обитателей мегаполисов (и не только) в тяжкое испытание, но продолжающий плодить автомобили в огромных масштабах. Начало торможения (правда, не очень сильное), можно видеть в тенденциях к разработке электромобилей и микромобилей. Хорошо, если удастся успеть до коллапса.

     Бурные общественные процессы неудержимого роста – свидетельство решающей роли иррациональных ментальных стимулов, ничем не мотивированного стремления «к последнему морю», –  невзирая ни на что двигаться к несуществующей цели, бежать ради бега. Этот типичный автомотивационный процесс, обладает всеми чертами саморазвивающегося процесса с положительной обратной связью, когда полученный результат стимулирует все новое воспроизводство процесса, еще и еще. Подобным же образом может распространяться идея, даже самая безумная, но вызывающая резонанс в душе. «Но не во власти философов изъять из обращения идеи, пущенные ими в мир, когда они убедятся в их ложности. Как вышедшая из берегов река, которую не в состоянии удержать никакая плотина, идея продолжает свой опустошительный, величественный и страшный поток». (Г. Лебон. Психология народов и масс.)  Даже доводы собственного рассудка оказываются бессильны, когда человеком обуревает эта, идущая из глубины, страсть.

     Тем не менее, в любых материальных системах рано или поздно реализуются обратные связи, изменяющие свойства системы таким образом, что наступает кризис процесса бурного роста или изменение его режима (фазовый переход). В дальнейшем мы рассмотрим  такие процессы, а сейчас обратимся к интересному вопросу о кризисе властной элиты. Одна из главных опор власти – ее легитимность, во многом определяющая устойчивость государственного образования, причем не формальная легитимность, как соответствие традиции или демократической процедуре, а легитимность, основанная на реальной поддержке большинства (или харизме лидеров). Как видим, легитимность по своей сути есть качество отношения народа к власти, то есть имеет ментальную природу. У различных этносов (народов) был неодинаковый исторический опыт отношений с властью и различающиеся традиции восприятия власти: насилия со стороны власти, ее неэффективности и неспособности реагировать на вызовы жизни. Но в любом народе действует правило – когда в глазах народа власть теряет легитимность (попросту говоря – уважение), начинается эрозия власти и ее неотвратимое разрушение. (Возможна и обратная зависимость – потеря легитимности в ответ на эрозию). Как правило, потеря легитимности наступает, когда власть начинает преследовать свои интересы, отличные от интересов общества. Дело в том, что в такую власть устремляются, главным образом, не порядочные люди, а проходимцы и карьеристы, использующие власть как средство наживы, и процесс деградации власти ускоряется. Как писал Л.С. Франк: «Всякий строй возникает из веры в него и держится до тех пор, пока хотя бы в меньшинстве его участников сохраняется эта вера, пока есть хотя бы небольшое число «праведников» (в субъективном смысле этого слова), которые бескорыстно в него веруют и самоотверженно ему служат». Итак, хотя природа кризиса власти имеет объективные основания, но сам процесс начинается «в головах», и усиление этого процесса идет благодаря положительной обратной связи,  когда негативная тенденция, присутствующая на выходе системы подается на ее вход и процесс разложения становится самоусиливающимся и неотвратимым. Эта обратная связь имеет исключительно ментальный характер и, таким образом, менталитет становится инициатором и регулятором всего процесса. Цитата из Франка подчеркивает наличие порога, за которым идет разрушение, а также ментальный характер фактора (веры), поддерживающего устойчивость системы. Силовыми методами можно продолжать удерживать систему, но, как показывает обширный исторический опыт, (в том числе совсем свежий опыт СССР) – ненадолго.

     Следует определить порог и параметр обратной связи этого процесса. Условно властную элиту можно разбить на две части – «порядочных» и «проходимцев», соотношение между которыми будет определять направленность процесса. Ясно, что проходимец идет во власть «за жирным куском». Если исходить из этого предположения, то легко найти критерий для определения порога начала процесса: как только материальные инвестиции во власть становятся более привлекательными, чем инвестиции в бизнес, можно говорить, что превышен порог, за которым возможно начало процесса деградации  властной элиты. Реально этот порог связан с величиной доли «проходимцев» во власти, превышение которой меняет характер ее функционирования. Этот же параметр, отношение числа «проходимцев» к числу «порядочных» во властной элите характеризует весь дальнейший процесс. Если этот параметр растет, то процесс деградации неотвратим. Почему в данном примере мы можем говорить о положительной обратной связи, где здесь причинно-следственная связь между выходом и входом, или между выходом и свойствами системы? Выходом правящей элиты являются ее действия (дела) по отношению к обществу и по отношению к себе самой. Если элита, используя власть, начинает обогащаться, то это, с одной стороны, свидетельство начала процесса загнивания, а с другой – сигнал для «проходимцев» идти во власть с целью личного обогащения. Выход (дела) влияют на вход, или на свойства системы, влияющие на изменение выхода, что и означает наличие обратной связи: загнивание начинает усиливать дальнейшее загнивание. Ясно, что деградация власти вызывает адекватную ментальную эволюцию как общества, так и самой элиты. Элита прекрасно осознает, во что превратилась власть, но продолжает принимать все меры, прежде всего, тотальный контроль над обществом, чтобы подольше остаться у кормушки, государство криминализируется. В авторитарных режимах система власти переходит в метастабильное состояние – состояние с низким уровнем устойчивости. (Пример из физики – переохлажденная вода, длительно существующая до тех пор, пока не появится хотя бы один центр кристаллизации, после чего вся вода сразу замерзает). Ментальный процесс в обществе продолжает при этом развиваться и порождает состояние усталости и ожидания перемен. Причина этого состояния очень проста – если элита, придя к власти, взяла на себя вполне определенную ответственность, то она обязана ее оправдывать. Очень часто метастабильный режим становится легкой жертвой военных или спецслужб – организаций стоящих на защите власти. Раскол элит также очень часто приводит к переворотам и смене власти. Ментальные качества народа – особое, сакральное отношение к власти, или наоборот, атомизированное состояние общества в сочетании с патерналимом, попустительство и терпимость к ее решениям, молчаливое принятие злоупотреблений и коррупции, как неизбежного зла – залог неограниченной во времени циклической воспроизводимости процессов господства и загнивания власти.

     Каковы могут быть механизмы отрицательной обратной связи, предотвращающие процесс деградации властной элиты. Помимо канувшей в лету сакральной монаршей власти, самый простой и проверенный метод – сменяемость элит в демократических режимах, далее – открытость и гласность, когда по каждому подозрительному случаю поднимается такой шум, что «мало не покажется», жесткое антикоррупционное законодательство и независимый суд. Но главное – ментальность народа должна достичь такого уровня, чтобы он проявлял нетерпимость к малейшим проявлениям коррупции и продажности. Тогда сама природа человека, его чувство собственного достоинства встанет на защиту от саморазложения. Есть еще один механизм, спасающий общество от потрясений при любых потрясениях «наверху», в правящей элите – это «два маховика» – маховик бизнеса, вращающийся не смотря ни на что, и маховик бюрократии, продолжающий выполнять свои функции в установленном режиме. Это проявление всеобщего закона инерции, тенденции к стабилизации, противодействию шатаниям, колебаниям и «большим скачкам».

     Рассмотрение общественных явлений показывает, что класс процессов, идущих с обострением, очень широк и включает в себя явления различного масштаба, например, валютная инфляция, финансовые «пузыри» и падения, процессы в мире моды и шоу-бизнеса, ажиотажный спрос, аномальный рост цен, панические явления, распространение слухов, идей и, вообще, когда есть потребность, активность (особенно – немотивированная), неопределенность, но недостает рациональности или здравого смысла. Характерное свойство процессов, идущих с положительной обратной связью, самоускорение – чем дальше – тем быстрее, мощнее, шире и т. д., в зависимости от конкретного содержания процесса, при условии, что не включаются новые механизмы и связи. Существуют два измерения, определяющих черты человеческой цивилизации – величина народонаселения и уровень технологии. Гиперболический рост населения однозначно связан с адекватным ростом технологии. Но если рост населения проходит через фазовый переход, вследствие включения механизмов отрицательной обратной связи, то технологический рост продолжается во все том же самоускоряющемся темпе и этот факт вызывает сильную обеспокоенность. Это один из факторов возникновения цивилизационных рисков.

     Отрицательная обратная связь реализуется, когда рост активности приводит к такому изменению свойств системы, что активность падает. Например, если рост популяции приводит к уменьшению продуктивности особи. Таким образом, уменьшается прирост, и численность популяции стабилизируется. Или – цена растет – спрос падает, цена падает – спрос растет, цена стабилизируется. Величина стабилизации зависит от глубины обратной связи, (например в ценообразовании есть показатель, эластичность, определяющий влияние спроса на цену или цены на спрос). Обратные связи всегда возникают, когда включаются всякого рода ограничивающие факторы процесса, например сырьевые, энергетические, человеческий фактор или сознательное управляющее воздействие. Как правило, все природные процессы идут с отрицательными связями – растет скорость, растет сила торможения, скорость стабилизируется, растет популяция, уменьшается пищевой ресурс, численность стабилизируется и т. д. Во всех случаях отрицательная обратная связь приводит к ситуации баланса противоположных тенденций и стабилизации процесса. (Особенности процесса стабилизации будут рассмотрены в следующем разделе). Действие обратных связей лежит в основе самообучения человека через практику – положительный результат практического опыта находит одобрение и подкрепления в сознании человека, а отрицательный – наоборот. Аппарат государства формирует соответствующие виды подкрепления, вводя установления и законы, которые прямо указывают человеку, что есть хорошо и что есть плохо. В этом достоинство и недостаток законов, так как законы права не обладают универсальностью и ограничивают свободу. Грамотно организованное законодательсво способно формировать желаемый вектор развития общества через систему положительных и отрицательных обратных связей.

     Всю свою мощь отрицательная обратная связь демонстрирует в процессах управления. Совершенство саморегулирующейся системы рыночной экономики обязано именно действию отрицательной обратной связи. В этом разрезе очень показательно сравнение механизмов рыночной экономики и плановой экономики социализма, принятой в СССР. Предприниматель в рыночной системе в режиме реального времени анализирует всю совокупность информации, касающуюся конкретно его предприятия и быстро принимает решение, чтобы получить прибыль и избежать нежелательного хода развития событий, например, сокращает объем выпуска продукта, как только появилась тенденция к уменьшению спроса или – наоборот. В результате совокупного действия армии предпринимателей вся общественная система оказывается «заточенной» на максимальное удовлетворение общественных потребностей. Миллионы тружеников, каждый из которых работает «на себя», создают гармонию целого, подобно тому, как биологический симбиоз отдельных клеток создает целостность живого организма. Можно видеть, что эффективность такой системы связана с малым временем реакции обратной связи или по другому – малой постоянной времени обратной связи. В данном случае малость постоянной времени достигается за счет локальности обратной связи. При прочих равных условиях, время реакции обратной связи в малой системе меньше, чем в большой, а время реакции в системе, состоящей из подсистем, всегда больше, чем локальное время реакции в подсистемах.

     В плановой экономике («эффективность» которой я испытал на собственной шкуре), человек – потребитель продукта, работающий на предприятии одного министерства, в начале года подавал заявку на потребность в данном продукте на следующий год. Все эти заявки стекались в «родное» министерство, составлялась общая заявка и направлялась в то министерство, на предприятии которого изготовлялся данный продукт. Это министерство собирало заявки от всех других министерств и составляло план выпуска данного продукта на своем предприятии на следующий год. Если это предприятие было не в состоянии удовлетворить все заявки, что случалось очень часто, особенно на новые товары, то заявки урезались, возникал дефицит. Чтобы избежать дефицита заявки на продукцию делались «с запасом». Если продукт устаревал и появлялись более совершенные аналоги, то потребитель по старым заявкам продолжал получать устаревший продукт, который шел на склад, а все новое было в состоянии хронического дефицита. Результат таков – все склады завалены «старьем», а все новое – в страшном дефиците. Дефицит в одном месте порождал цепочку следствий, вся система в целом оказывалась связана невыполняемыми и невыполнимыми обязательствами. Возможны были только два выхода – либо уменьшить темпы развития и обречь себя на неизбежное технологическое отставание, либо перейти на систему прямых связей между предприятиями, то есть окунуться в ту самую рыночную стихию, которой всеми силами пыталась избежать плановая экономика. (Показательный пример – телевизор КВН-49 выпускался в течение 18 лет с 1949 по 1967 год. Только социализм способен на такие достижения!). Системные преимущества, связанные с параметрами внутренних обратных связей, присущие либеральной экономике, обеспечили ей цивилизационное преимущество и превратили в одну из глобальных тенденций развития.

     Устойчивость темпов развития определяется временем реакции обратной связи (постоянной времени обратной связи). Чем оно меньше, тем более устойчива система и достижим более высокий темп устойчивого роста. Поэтому включение общесистемных обратных связей в тех случаях, когда вполне достаточно локальных, местных обратных связей, приводит к ухудшению устойчивости системы и ограничению достижимых темпов устойчивого роста. Это одна из причин, по которой организация общественной системы развивается по пути все большего распределения властных функций и функций управления – монархия, конституционная монархия, президентская демократия, парламентская демократия и, наконец, мечта всех анархистов – самоуправление. Из этого следует вывод, что иерархическая система принятия решений имеет принципиальное ограничение по числу уровней иерархии. Существует предельное число уровней иерархии в иерархической системе принятия решений, превышение которого приводит к потере устойчивости и управляемости системы. Нижние уровни иерархии должны обладать достаточной мерой самостоятельности в принятии решений. Но дело не только в скорости принятия решений. Не менее важна информационная поддержка, компетентность и возможность быстро корректировать ошибочные решения, что легко обеспечивается на нижнем уровне, но недоступно верхним уровням иерархии. (Известно чего стоил приказ по всей Красной армии «…не поддаваться на провокации…» во время нападения Германии на СССР в 1941 году. Паралич армии привел к неисчислимым потерям).

     Характер обратных связей, как отмечалось выше, определяет процесс структуризации, так как внутренние связи между автономными подсистемами в большой системе одновременно являются обратными связями подсистем. Если обрезать обратные связи в автономных подсистемах и передать управление на более высокий уровень иерархии, то получим советскую модель экономики, в которой подсистемы (фабрики) подчиняются командам сверху и напрямую не зависят от спроса на их продукцию. Изменение характера связей сразу меняет структуру большой системы и ее функциональные возможности. Автономность подсистемы порождает огромное число ее связей с другими частями большой системы. В сумме образуется сеть, объединяющая и скрепляющая большую систему. В иерархической структуре эта сеть отсутствует, все связи реализуются через центральный орган, который «рулит» всей системой. Такая система может хорошо работать в состоянии застоя, когда ничего не нужно менять, так как изменения в одном звене вызывают непредсказуемые изменения в других звеньях, «раскачку» системы.

     Возникает вопрос – почему в годы первых пятилеток в СССР были достигнуты столь высокие темпы развития, что многие неглупые люди всерьез задумались о возможных преимуществах плановой системы? Все объясняется очень просто – система работала «с нуля» в режиме без отрицательной обратной связи, фактически, в режиме с обострением. Притом люди были максимально мотивированы коммунистическими идеями. Это, так называемый, мобилизационный режим работы системы, но она не способна длительно работать в таком режиме, прежде всего вследствие ментального перенапряжения общества. Включение отрицательных связей необходимо, начиная с периода, когда система подходит к уровню насыщения потребностей, чтобы плавно выйти на нормальный устойчивый режим развития. Плановость хороша для грандиозных проектов и то, на начальном этапе, либо для коренной модернизации системы, когда есть четкие цели и ориентиры, основанные на знаниях – опыте предшественников, пришедших к этим результатам методом проб и ошибок, длительным историческим путем. (Именно поэтому в СССР всегда стремились к «грандиозным» проектам и они им удавались – индустриализация, ядерный щит, космос, целина, БАМ, олимпиада, переброс стока северных рек на юг (не успели). Централизованное управление позволяло бросить все силы на решение одной проблемы за счет «затягивания поясов» большинства населения. В системе частного предпринимательства такой «номер» не проходит. Там работает механизм госзаказа).

     Фундаментальное различие между плановой и рыночной экономикой состоит в том, что в одном случае работает коллективный интеллект миллионов производителей, точно знающих свои функции, цели и конкретные обстоятельства, а в другом – интеллект кучки бюрократов, использующих интегральные показатели. Интеллект верхнего уровня должен формировать политику развития, а не регулировать сам его процесс. Вся система обратных связей в обществе должна быть структурирована и оптимизирована по принципу – не передавать на более высокий уровень управления то, что может быть реализовано  на более низком уровне. Именно по такому принципу устроены все биологические организмы, выжившие в эволюционной борьбе. Желудок сам заботится о своей работе, кишечник – тоже, и так – вплоть до отдельной клетки. Высшая сфера нервной деятельности – чувства – запускает иерархическую систему нервных связей через гипоталамус, гипофиз, к коре надпочечников, гормональной системе, вегетативной системе, и не нужно человеку заботиться, чтобы вбросить адреналин и заставить сердце активней перегонять кровь в случае опасности. Все занимаются своими делами и создают общее благо.

     А. Е. Седовым был установлен закон иерархических компенсаций – закон Седова: в иерархической системе возрастание разнообразия на верхнем уровне реализуется за счет уменьшения разнообразия на нижних уровнях и наоборот. Этот закон становится очевиден из простого здравого смысла – если существуют общественные (системные) функции, то они могут быть реализованы, либо с использованием верхнего уровня (например, через государственную машину), либо на нижнем (например, через расширенные функции общины или через самоорганизацию), но никогда – одновременно, так как это приводило бы к внутрисистемным конфликтам. Поэтому, усиление государства, расширение его функций и разрастание бюрократических структур, неизбежно приводит к деградации внутриобщинных механизмов, распаду общины, потерю способности к самоорганизации и наоборот. На мой взгляд, этот закон можно было бы дополнить следующим эмпирическим наблюдением: повышение разнообразия на нижнем уровне за счет понижения разнообразия на верхних уровнях повышает динамизм и устойчивость системы при условии сохранения тех же функций. (Естественно, это правило перестает работать при качественном изменении структуры системы). В настоящее время общемировая тенденция государственного строительства в передовых странах мира соответствует сформулированным выше принципам управления: территориальным образованиям предоставляется максимальная самостоятельность в решении проблем, находящихся на их уровне компетенции, и соответственно распределяются налоговые поступления с преобладанием местных налогов. На мой взгляд, внутренняя государственная политика в современной России в этом отношении повторяет ошибки СССР. Громоздкая централизованная система управления приводит к невозможности оперативного решения проблем на местах из-за отсутствия ресурсов, порождает безответственность местной власти и недовольство народа. Децентрализация и повышение самостоятельности регионов и национальных образований, привело бы к стабилизации, уменьшению тенденций к сепаратизму. Государство, приобретающее множество точек опоры, становится более устойчивым.

     Возникает вопрос – почему древние великие цивилизации рано или поздно превращались в централизованные государства? Ответ на этот вопрос проясняет роль масштаба в истории и изменение этой роли по мере развития цивилизации. Большое централизованное государство обладает пропорционально большой армией и может жить за счет завоеваний и эксплуатации завоеванных народов. Во-вторых, большое государство может позволить себе реализацию больших проектов, типа каналов, ирригационных сооружений, Великой китайской стены, сети дорог. В-третьих, централизация абсолютно необходима для устойчивого развития в ситуациях вызова, в переходных режимах (война, чрезвычайное положение, модернизация). Наконец, большое государство может позволить себе развивать науку и культуру, превратить страну в очаг прогресса. Однако большое государство имеет естественный предел роста его размера, определяемый балансом центробежных сил и сил сдерживания, возможностями контроля и управляемости. По мере роста начинали проявляться все недостатки, присущие централизованным системам управления. При превышении указанного предела, провинции превращались в отдельные государства, империи рассыпались. Волна интеграции сменялась волной дифференциации.

     Уже древние греки, разгромившие огромную армию Ксеркса в битве при Платеях, показали возможности небольшой, но профессиональной армии. В наше время все достоинства и преимущества профессионализма и хорошей технической оснащенности армии стали еще более очевидны. В ситуации вызова страна переходит в режим чрезвычайного положения с централизованной структурой управления и особые «правили игры». В связи с образованием военных блоков отпала необходимость в укрупнении государства. Крупные проекты решаются за счет международной кооперации. Экономика стала международной. И сразу стала меняться структура мирового порядка, образовалась сеть связей между свободными субъектами международного права при почти прозрачных границах, да и сами эти границы постепенно теряют смысл. Рыночные, сетевого типа отношения свободных производителей, возникшие при капитализме, сейчас воспроизводятся в рамках мировой системы. Собственно, основы капиталистических отношений были заложены именно в условиях дифференцированной Европы 14 – 15 веков, когда возник баланс сил, препятствующий возникновению большой империи. Развитие этого типа отношений показало его цивилизационные преимущества, начинало формироваться новое главное течение цивилизации, где все большую роль начинала играть свобода. Общая тенденция к свободе проявляется в повышении самостоятельности территориальных образований всех уровней. Например, некоторые штаты США уже практически во всем независимы от центра, а в них – автономные города, уже не говоря про фермы.

     Вопрос о возможностях и недостатках двух основных социальных систем – централизованной и децентрализованной – это «вопрос вопросов» развития. Казалось бы, исторический опыт, показавший преимущества капитализма перед социализмом (по крайней мере, в экономической сфере) однозначно отвечает на этот вопрос. Наш анализ, проведенный выше, также свидетельствует в пользу динамичных, распределенных структур перед экономическим монстром – государством-корпорацией. Сейчас, после неудачного опыта стран системы социализма, после трудов теоретиков либерализма (начиная с работ Адама Смита и кончая работами Хайека и Фридмана), стало общепризнанным утверждение о невозможности планирования, а, следовательно – эффективного управления, в большой и сложной системе, об ограниченных возможностях разума и достоинствах невидимой, самоорганизующейся «руке рынка». При этом подчеркивается несовместимость двух систем, и даже злокозненность системы социализма: «Требования социализма не выводятся как моральный итог из традиций, сформировавших расширенный порядок, который в свою очередь сделал возможным существование цивилизации. Скорее, они являются попыткой разделаться с этими традициями, заменив их рационально сконструированной системой морали, притягательность которой кроется в том, что обещаемые результаты отвечают инстинктивным влечениям человека». (Ф. Хайек, «Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма» 1988 г., русскоязычное издание 1992 г.). (Этика расширенного порядка человеческого сотрудничества – термин, использованный Хайеком для обозначения этики и практики, отдающей предпочтение частной инициативе, направленной на расширение и углубление связей сетевого типа, признающая ограниченность возможностей рационального разума в деле планирования и организации сложных общественных систем и верящая в неограниченные возможности самоорганизации). Однако ни откуда не следует, что «невидимая рука рынка», успешно действующая в малой системе, эффективно организует также и большую систему. Более того, практика показывает, что это не так. Большие экономические системы регулярно сотрясаются кризисными явлениями. Дело в том, что механизмы, действующие в малой системе (на предприятии, в корпорации) качественно отличаются от механизмов, формирующих и придающих устойчивость большой системе. И если японец, подходя к тискам и беря в руки напильник, думает о величии Японии и японского народа, органической частью которого он является, то это никак не сказывается на эффективности и устойчивом развитии японской экономики в целом. С равным успехом он мог бы думать о благосостоянии своей семьи. Точно такой же действенностью обладал советский лозунг «Прежде думай о Родине, а потом о себе». Думай о чем хочешь, лишь бы работал хорошо. События, происходящие на высоком уровне – это результат коллективных явлений, возникающих из системного взаимодействия множества малых явлений, происходящих на низших уровнях. Даже если каждый член общества будет устремлен к благу и процветанию Родины, то это ничего не изменит в большой системе, так как мы не знаем, какова должна быть направленность ментальности, (а точнее – распределение ментальностей по типам), обеспечивающая оптимум в большой системе, потому что процессы в большой системе остаются недоступны для восприятия и понимания в достаточно полной мере. Другими словами, как ни крути, а необходимость или хотя бы желательность обуздания негативных системных явлений, системных кризисов, несомненна, а это с неизбежностью приводит к необходимости централизованного управления. Практика самых больших корпораций показывает, что все они обладают центральным органом руководства, несмотря на различия в характере организации структуры, характере распределения ответственности и уровне самостоятельности (вплоть до полной) нижних звеньев. Высокая составляющая самоорганизации и сетевой тип связей между подразделениями характерны для корпораций, действующих в хорошо социализированных обществах (например, японские кейрецу), но и там есть центральное управление.

     Незыблемая вера в самоорганизацию означает, что мы вообще отказываем большой системе в управляемости, а значит – предсказуемости ее поведения, так как все существенные функции управления переданы на более низкий уровень, а в большой системе – как сложится, так и будет. Корабль построен, спущен на воду и отдан на волю ветров. Или, другими словами, «спасайся сам, кто как может». А метод спасения один – накопление, создающее запас прочности, достаточный, чтобы пережить кризис, рано или поздно наступающий с неизбежностью. А у кого нет накоплений, а есть только рабочие руки – тому не повезло. На самом деле, эволюция экономической и политической мысли движется именно в сторону анализа поведения больших систем, глобального (централизованного) управления, пока, впрочем, на стадии сбора и анализа информации, а также попыток выработать глобальные экономические показатели, анализ которых мог бы дать представление о тех или иных тенденциях. В рамках отдельных государств только централизованное управление помогает избежать глубоких последствий кризисов, а то, что называется, экономическая политика, по сути, является централизованным управлением.

     Человечество всегда стремилось к поиску инструментов стабилизации и контроля больших систем. Одним из самых действенных механизмов была религия. Религия не только укрощала слишком крутые нравы и приводила мораль к «общему знаменателю», но многократно увеличивала пространство доступное для сотрудничества и доверия. Религия создала действительно большие системы, не удерживаемые (или охраняемые) силой, как большие империи древности, а исключительно в силу морально-идеологического единства. Религия расширяла общину до уровня вселенной. Хотя в основе религиозного чувства лежал религиозный страх, однако этот страх формировал привычки и нормы цивилизованного поведения, необходимые для развития экономики. Другой механизм – феодально-монархическая централизованная власть, (мягко переходящая в социализм и корпоративизм), которая обеспечивала безопасность и стабильность в обмен на долю от произведенного продукта. Централизованное планирование и централизованное управление экономикой необходимая, актуальная потребность социума и тот факт, что оно в данный момент невозможно, не означает, что оно невозможно в принципе, и не стоит этим заниматься. Более того, такое планирование и управление не противоречит свободе предпринимательства, поскольку вполне может обходиться уже существующими инструментами влияния на экономический процесс, просто увеличивая действенность и точность применения этих инструментов.

     Отметим некоторые важные моменты в этом отношении. Самоорганизация через хаос (в данном случае, через рынок) имеет принципиальные ограничения. Она не способна самопроизвольно сформировать структуру, которая может быть создана под управлением рационального разума, если эта структура поддается четкой алгоритмизации с использованием накопленного опыта. (Трудно себе представить, что хаотичным перебором  радиодеталей можно получить работающий радиоприемник). Другими словами, в тех случаях, когда структура поддается однозначной алгоритмизации, разум (организация) имеет преимущество перед хаосом (самоорганизацией). Приведу показательный пример – централизованное управление на железнодорожном транспорте и транспортных перевозках. Во времена не столь далекие, когда такого управления не было, (а я эти времена очень хорошо помню), человек, обращаясь в кассу за билетом на небольших станциях, слышал режущий душу ответ – билеты продаются за полчаса до прихода поезда, и никаких гарантий. Все проблемы разрешила централизованная база данных, с которой связана каждая билетная касса и может связаться каждый персональный компьютер по сети интернета, которая в реальном времени отслеживает ситуацию во всей большой системе, дает возможность наладить идеальный порядок в системе перевозок, оптимизировать загрузку вагонов, реализовать долгосрочное планирование и несказанно облегчить жизнь пассажирам. Вопрос был решен благодаря алгоритмам (программам) и техническим средствам для их реализации. В основе работы всех систем – сбор информации, алгоритмы ее обработки, принятие управляющих решений, доступ к информации. Представляется, что управление экономикой большой системы не вносит здесь ничего качественно нового, кроме размера. Главным звеном системы управления является сбор информации о текущей деятельности и планах каждого предприятия, о ценах, спросе, рынке труда. Уже обобщение этих данных и свободный к ним доступ в режиме реального времени оказал бы стабилизирующее и оптимизирующее влияние на экономику. Свобода каждого предприятия была бы ограничена только более полной информацией о рынке и учетом ее при планировании деятельности, а эти планы поступали бы в общую базу данных. Тем самым была бы реализована обратная связь, малое время которой обеспечило бы устойчивость системы и защиту от «раскачки». Положительные стороны централизованного контроля и управления в сочетании с полной свободой на нижнем уровне – вполне достижимая вещь. Что характерно, социалистическая экономика пыталась двигаться именно в этом направлении, но реализация такой задачи в то время упиралась в непреодолимые технические трудности, а также в чисто идеологические моменты.

     И второй вопрос – возможно ли встречное движение социалистической экономики к либеральной? В этом вопросе все намного проще, так как либеральная экономика более соответствует духу предпринимательства. Достаточно было убрать идеологические путы, типа, классовой борьбы, ведущей роли пролетариата и борьбы с прибавочной стоимостью, а также дать чуть-чуть свободы и процесс либерализации пошел бы естественным, контролируемым ходом, по мере роста уровня свободы и по мере ухода от патернализма, все более приближаясь к желаемому уровню либерализма. Социалистическую экономику отличало от либеральной в основном два момента – централизованное планирование и управление. А вполне возможен был либеральный вариант социализма – частная собственность с высокими налогами и высоким уровнем социальной защиты. Но, как говорится в известном анекдоте, для шведского варианта социализма у нас оказалось маловато шведов.

     Общий вывод, касающийся управления и обратных связей в социуме, и который вытекает из рассмотренного материала, может быть сделан следующий. В оптимальной системе верхние уровни управления должны заниматься процессами, происходящими в большой системе и не опускаться до нижних уровней, то есть структура управления должна быть согласована со структурой общества. Чем ниже структурный уровень, тем выше должна быть роль самоорганизации. (Эти моменты, а также их связь с ментальностью, будут рассмотрены ниже). Централизованая иерархическая система управления обладает принципиальными внутренними недостатками, касающимися управляемости. По-видимому, существует предел увеличения размеров такой системы, выше которого она теряет устойчивость и распадается.

(Продолжение следует)

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS