Комментарий | 0

Обратная сторона луны

 
 
 
 
     
 
 
***
О, вино, тёмно-красная капля,
Задержись на краях моих губ.  
Говорит сероглазая цапля,
Что я мил, и наивен, и глуп;
 
И бледнеет на иглах мигрени,
Натирает лавандой виски,
И кладёт на худые колени
Шоколадного сердца куски.
 
Безраздельно питалась страстями,  
Превратила мечты в решето,
И, в японском халате с кистями,
Мне с разбегу ныряла в пальто.
 
Говорила: «Желаю безмерно
Этой капли при этих свечах».
Но, вопрос: голова Олоферна
Так ли крепко сидит на плечах?
 
Это мы разузнаем сегодня,
И тогда – бесполезно пенять;
А погода – пройдоха и сводня,
Нам на губы поставит печать.
 
2006
 
 
 
 
***
 
               «…пошла играть – как девочка мячиком».
 
Лужи после дождя – лопнувшее ожерелье немигающих глаз,
Следящее за злоключениями обанкротившегося циклона.
Тюльпаны поникли в саду, совершая намаз,
Но ты к мелодраме не склонна.
 
Кофе поднимет давление в котлах
До способности сдвинуть с мёртвой точки и провернуть
Колесо нового дня.
Есть ли в этой картине мира
Место
Для меня?
 
Если ты со мной здесь и сейчас –
Это как внезапная встреча в ночном переходе?
Да, я прихожу к тебе в комнату не стучась,
Когда ты молишься: da nobis hodie.
 
И нельзя быть уверенным,
Что ты слышишь, что я тебе говорю.
Отрешённость – коронный приём,
А душа – та навечно насельник в мiре заочном.
Я с календарём прихожу к фонарю,
Чтобы узнать, может ли что-то быть
Определённым и точным.
 
Сгонишь дрёму с лица
Ресниц взмахом,
Запустишь комок шаровой молнии,
Скажешь убийце:
- Тебе тетрадрахма,
Пойди и всё как надо исполни.
 
Шваркнешь об пол
Способ существования белковых тел,
Задерёшь ноги на панель приборов;
Я стану любоваться щиколотками,
Позабыв о том, что я хотел
От твоих площадей, дворцов и соборов.
 
2020
 
 
 
 
***
 
Обратная сторона Луны
 
Поворотники-габаритки,
еду к Ритке.
Обратная сторона Луны скучна –
одни слоны.
Или взять шахматных клеток
темперированный клавир:
да у круглой дуры-рулетки
и то больше шансов
вписать в евклидову плоскость
мои волшебные сны,
мой ослепительный мир.
 
Какой бы я ни был,
хоть трубки тянутся
понизу живота
или морда разбита
реальностью,
данной мне в ощущениях,
она возьмёт за шкирку
дурного кота,
освободит помещение.
 
Скажет: les temps,
и мы вместе с ними.
Что это там,
не бутылка ли шардоне?
Станем любить
город, нарисованный инеем,
и ужасный цветок
на окне.
 
Я торможу.
Ни фига.
По льду шелестит
моя антилопа-импала.
Ты
(в ожидании секса на заднем сидении)
сводишь брови
в зеркальце
на откидном козырьке.
Экстрасистола.
Сердца нет.
Серёжка упала.
Салфетки?
Возьми в бардачке.
 
Холли Голайтли
в шубке на голое тело
гуляет со мной по Арбату.
Чёрный чулок
опускается в туфлю
инверсией взрыва вулкана.
Весь этот снег,
по весне ноздреватый,
не стоит
сверстницы взгляда лукавого.
 
Вестибулярный
я вырублю свой аппарат,
астигматизм
преуспел в отрицании стигматов;
если напеть «Ах, Арбат, мой Арбат»,
мне подворотни откликнутся лаем и матом.
 
Как поутихнет
гормональная буря,
гляну,
что осталось от парусов,
от стоячего и бегучего такелажа:
в пепельнице, что в подлокотнике,
дожидается пара твоих трусов,
на ковриках –
осколки наших часов
и лексема,
охватывающая
понятие «эпатажа».
 
На Луне –
там всё на виду,
там не лгут,
но намерения наши
превратно толкуют
даже в консервативной прессе.
Я знаю,
я у тебя в неоплатном долгу:
ты – единственная,
кто с иголкой пришла
в скинию
к разодранной на два завесе.
 
2020
 
 
 
 
***
 
Адам и Ева
 
Где море плеч
И открытых спин –
Ева смотрит в лорнет
Во втором этаже беседки;
Я со свистом
Перехожу в top spin,
Отразившись от жёстких
Жил ракетки.
 
Я лечу в квадрат
Дальний левый,
К тому в белых брюках,
С морем веснушек
На загорелой коже.
Он не должен сегодня
Встретиться с Евой,
Я должен врезать
Ему по роже.
 
Дьявольское отродье,
Он поправил солнечный козырёк,
Он левша,
Он раскрыл свой смертельный Dunlop,
Он режет такой кросс поперёк,
От земли отрывая
Залитого потом Адама.
 
Беспечная Ева, играя лорнеткой,
Отправилась покупать оранжад;
Я опять пролетаю над сеткой
Под выдох и вдох, из ада в ад.
 
Его подача:
0:15
0:30
0:40.
Пару рифмованных строк
Оценит ли глупая Ева?
Адам отбил телеграмму удаче,
Он выйдет к сетке,
Сделает из рыжей морды творог,
Пока тёплым оранжадом
Давится его королева.
 
2021
 
 
 
 
***
Мы шагали по тропе,
Мыс Игольный изучали,
По дороге в St-Tropez –
Ни раздумий, ни печали.
 
Март, конечно – не июль.
Март. Тем более в начале,
Но в местечке St-Aygulf
Мы сидели на причале,
 
Пили тёплое вино
И болтали безмятежно.
Это было так грешно,
Так смешно и неизбежно.
 
2005
 
 
 
 
***
 
Всё останется так между нами:
Ураган, саранча и цунами
Затвердеют янтарной смолой.
 
Избирательных прав пожелает,
То, что жизнь мне кроит как малаец,
Без меня выбирающий крой.
 
Произвольно изрезанной тканью
Изполняют предел обитанию
Швейный метр, напёрсток, игла;
 
А нашитые криво заплатки
Как твои междометия кратки,
И прорехи – где ты солгала.
 
2021
 
 
 
 
***
Beaumes de Venise
Когда она улыбается, уголки ее губ смотрят вниз. 
Но смотрит вверх озорной ее нос. 
Мы пьем густой как кисель Beaumes de Venise, 
Час-другой — и вовсе пойдем вразнос. 
Глаза цвета крыльев летучей мыши,
Когда сердится — это особенно ей к лицу.
Я слушаю дождь, ежовой шкурой скрипящий по крыше, 
Бегущий ртутью и падающий, подобно свинцу. 
И на вопрос: «В каком году сожгли Александрийскую библиотеку?» 
Возникают две чашки кофе — костяной японский фарфор. 
Где улица? Где фонарь? Где аптека? 
Я хочу видеть этого человека!
Что же всё это?
Осени омофор.
 
2016
 
 
 
 
***
 
 
Вильфранш штормит,
Обедал на террасе:
Було, аманды, белое вино;
А чем ещё питаться белой расе,
Когда всё в мире ей запрещено?
 
По радио звучит «Radio qui chante».
На набережной пусто;
Не спешат
Ни Саркози, ни прочие Ле Пены
Сюда, где волны
Пристани крушат,
Бросая в небо клочья пены.
 
От них укрытый полиэтиленом
И с газовою печкой за спиной,
Я – пленный сей
Приветливой вселенной;
Хозяйка подошла, чтоб поболтать со мной:
 
Она – красавица, моих отрада глаз,
Но Yves Jamait нам пел,
И с ним нам пела Zaz:
 
 «он – выжатый лимон,
она – комете хвост,
он – жёсткий как хамон,
она – ажурный мост,
он – высохший поток,
она – лесной ручей,
он – пропуск между строк,     
она – игра свечей».
 
«он караулит сон,
она рассвет трубит,
дышать не в силах он,
бессонницей разбит,
обуза сам себе,
она же – торжество
того, чем обладать
умеет естество».        
 
И дальше пела Zaz и с нею Yves Jamait:
 
«она – счастливая,
не с ним, не с ним,
jamais,
она – лишь звук
на зубьях шестерёнок,
поющий ящик,
в сущности – никто,
а он, увы,
стареющий ребёнок,
но настоящий:
в брюках и пальто».
 
«всегда и всё решали за него,
да, радио поёт,
стремясь его поймать,
вся жизнь пройдёт,
но надо понимать,
кто души и сердца
без устали крадёт».
 
Вильфранш  штормит,
От высохшей воды
Солёные следы
По высохшей помаде,
И для чего,
Скажите, Бога ради,
На горизонте пароход дымит?
 
Апрель – он есть апрель.
Блестящую капель
Она смахнёт движением простым,
Оставив столик предо мной пустым.
 
Тогда, прижав солонкой тридцать евро,
Её запястье, окончанья нерва
И пульса жилку
Молча проследя,
Я выйду через дверь
К промокшим танжеринам;
 
В кармане куртки ключ не находя,
Бесцельно обойду закрытую машину,
Как брошенную на берег бутылку;
А сердца стук – так больно по затылку,
И влажного лица податливая глина
Плывёт, сползает комом пластилина.
 
2012
 
 
 
 
***
 
Муравьед собирал мурашки с твоих плеч,
Была это саванна или лагуна?
Мне довелось тебя вечером подстеречь
В образе то ли лгуна, то ли хромого гунна.
 
И ты пошла-пошла-пошла-пошла,
Каблучки вытанцовывали сложную ритмическую фигуру;
Москва – это аул или кишлак,
Там мобильники чирикают: «Дурак – дура!».
 
Одну женщину там всё разыскивает муж,
Досадно всё же – жена где-то шляется,
А мужчину, что вьётся как уж,
Его жена всё взнуздать пытается.
 
Но муравьеду – это всё равно,
Он говорит:
 «Ребята, подавайтесь в джунгли,
Проснитесь, это жизнь, не кино,
Вы спите на гвоздях, жжете ноги об угли».
 
«Я, – говорит, – буду и дальше собирать
Мурашки с плеч, камни с дороги,
Вы можете выиграть и проиграть,
Но пусть не морочат вас ваши боги;
Ну, поцелуйтесь, проглотив 33 лимона,
Приласкайте друг друга, как умеете только вы.
Я убегу, унося в зубах два сотовых телефона,
Вы этого не заметите из-за шума высокой травы».
 
2008

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS