Комментарий | 0

Тишина в ритме шагов

 
 
                                                                                         Фото: Эдвард Хартвиг
 
 
 
 
* * *
 
Белый одуванчик в травяной темноте,
Словно мокрая собачья шерсть.
Присмиревшее время идет рядом.
 
 
 
* * *
тишина в ритме шагов
это мама уходит
давным-давно
страшный детский сон
металлический город
оглушенный как звук человек
тело держит душу за ворот
 
 
 
 
 
Успенский пост
 
Сердце так стучит и просится наружу,
Словно нищий – в дом в декабрьскую стужу.
Словно слезы извиваются рекой,
Обрастая берегами и тоской.
Словно смерть, расправив крылья в небе,
Утопает в собственном напеве…
 
 
 
 
* * *
 
придет
насмешливо глянет в глаза
картины репина
озвучит название
ключ под ковриком
если не знал
от входной двери
и тайн мироздания
 
 
 
 
 
* * *
 
киньте в поле
можно без гроба
пусть едят
все кто захочет
земле навстречу
и смотрит в оба
разверстая пустошь
принявшая бога
 
 
 
 
 
весеннее
 
ветка рыхлой сирени белой
словно сырой землей в лицо
рассыпчатая память
кровавой каруселью
юла волчок яйцо
нечислимые километры
неведомых прежде жил
в колючую проволоку ветра
замотан старожил
старые рельсы мускул
послушно движут вагон
сырая земля свои ритмы
дарит ему сквозь сон
усталая кровь состязается
с горней водой
и знаешь пускай не зная
звук голоса над тобой
другой – лишь вскрик чайки
рвущий
немотствующий простор
пронзительно-жалкий
чуткий
к объятиям жизни иной
стремительность исчезновения
и памяти погреб чумной
 
 
 
 
 
* * *
львиный профиль поэта
гривастые кудри
ореол света как сияние
мозаик Сан-Марко
падает капля
гулко звучит ей в ответ бесконечность
падает стих
и молчит обреченно земля
будто на небе начертили решетку
несмываемую
 
 
 
 
 
* * *
 
в полуоткрытые веки как в окна
врывалась вползала гроза
мой город сказал мне я болен
я болен не помню тебя
не помню когда опустели квартиры
погасли огни
бульдозер снес стены
повисли лишь тени
но быстро исчезли они
за ними во мрак погрузились другие
остались холодные лики химер
лишь странных цветов хоровод неумелый
меня обнимал и как будто бы пел
 
 
 
 
 
* * *
 
смеркается меркнет день год
думы становятся короче и темней
после всех скитаний путь один
домой
мама я иду
твое присутствие это и есть отдых
вещи под твоей рукой как звери
довольные сытые обласканные
в воздухе свет и нега
но мама тебя же нет
я все равно иду в дом
маленький двухэтажный
дом на холме в центре города
со старыми деревьями и валуном
назначенным стражем
детских историй и вопросов
дом среди маленьких улиц
мелькающих ремесленными именами
Шорная Обувная
где мы гуляли вечерами
пахло корицей травами голосами
дома ведь тоже нет
валун ушел
улицы исчезли сами
просто стало темно
и город забыл свое название
столько стран кочевали по нему
а он доверчиво разводил руками
я на ощупь иду
темноту по слогам глотаю
попадает шаг в прежний след свой
слово вспыхивает кометой
воздух падает сладкой листвой
неповоротливая грусть
оступается в сердце ответом
 
 
 
 
 
* * *
 
Я не твой бог
Я не смогу уберечь тебя там
Где свирепая плоть чужими губами
Рвет завесы весны собирая
С вас сны затянув вас снами
Где косматые шкуры снимают с деревьев
И сушеные туши с остатками перьев
Где колени в земле на пороге неба
Солнце сыплет лучи
Это крошки хлеба
Я не твой бог
Открывая глаза
Не смотри на меня
 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS