Комментарий | 0

В конце вздоха

 
 
 
 
«Чай – это язык молчания звезд»[1]
 
Скалки проводов между домов
Запутавшийся в ветках пакет, сачок ветров
Вертится тень человека, привязанного к собаке
Оберегающего голоса в своем телефоне
От сквозняков, пылесосящих в междомные пазы
Выхлоп – к бродячим звездам: ночью здесь, завтра – нет
Через пушисто-снежные (к)ус(т)ы смеется ТЭЦ
У сна нет имени, он снег уносит прочь
 
 
Открытка на 7 ноября
 
На крыльях красных звезд
Летели те открытки
Через трамвайные пути, через больничные замки
Кумач сверкал, гвоздика рдела
Звезда летела
И штемпелела
К 7 ноября ведь я!
Моя семья ждала меня
Открыткой - пламенем звезды
Букетом, яблоками с рынка
Шампанским, соком и водой
Тобой и мной
Звезда летела и сотлела
Звезда – полынь от пыли-моли
Звезда – волшебный говорун
Трескучей мебели
В чехлах и снах, снегах и льдах
Впотьмах я шарю и ищу
И горечь клея ощущу
Когда заклею, опущу
В почтовый ящик ту звезду
И буду рядом я стоять,
Чтобы звезду ту отыскать
Макулатурою принять и знать
Письмо дойдет, придет, найдет
 
 
Отточия
 
После нас не останется следов – только точки
Не останется, понятно, детей, потому что они всегда чужие
Не останется идей, потому что их если примут, то унесут
Люди – боковой съезд, когда шоссе вперед
Не останется книг, потому что из них вырастаешь
А до Бога разве дотянешься
 
И когда вырастешь из всего, на цыпочках достанешь до космоса,
Из него дадут обернуться ровно один раз
Увидишь точку в конце пустоты, в конце вздоха
Где-то размером с родинку
После нас – только точка в конце пробела
 
 
Иоанн Богослов был очень откровенным человеком
Ну просто до глупости доходило – поймает кого-нибудь
Хоть за пуговицу, хоть под локоток, али так сзади плетется и нудит
Тут, говорит, такое дело – этому миру скоро конец
Полный причем, как же ты не понимаешь?
Как вот в степи, когда пожар и табун, сойдя с ума,
Несется, ничего не видя и все сметая
Послушай, друг, тут такое дело…
Дай монетку, а я тебе за это все расскажу, как делать надо
Ну куда ж ты, постой!
Его, конечно, дурачка, не любили
Да и есть за что – мир-то до сих пор стоит, чего же людей пугать?
Ведь мир все стоит, и это так, Господи, дико страшно
 
 
Когда тело перестанет чувствовать себя,
Тогда ты можешь сказать, что любишь
У памяти есть слова, у каждого слова – душа
Так вот душа – она отлетит к другому
Это так же волшебно, как однажды вечером зимой почуять весну
А весной, например, осень – так вот оно запутано
 
В чашу стадиона налита ночь
И немного молока – фонари и луна
Я стекаю с горки каплей –
Мальчик, пущенные дедом сзади салазки
Чтобы растаять в черноте
И вот мы уже играем с дедом в прятки
Снежных крепостей грядки
 
 
 

[1] Владимир Казаков. «Ошибка живых»
 

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS