Комментарий | 0

Мой милый Пусь (Новогодняя сказка для взрослых девочек)

 

 Новогодняя сказка для взрослых девочек

 

 

Ближе к вечеру, 31 декабря, часа за четыре до Нового года, когда родители в очередной раз ругались, Ксюшес узнала жуткую новость: её папа и мама собрались… разводиться. Ксюшес недавно исполнилось 12 лет, и она была уже достаточно взрослой, чтобы понимать, что происходит что-то дурное и неизбежное. И ей страшно этого не хотелось – чтобы родители разводились! А мама и папа всё ругались и ругались, кричали друг на друга, как заведённые, наверное, думая, что Ксюшес ничего не слышит в своей детской комнатке.

- Ненавижу! Ты меня выбешиваешь! – Орал папа. – С тобой невозможно разговаривать! В кого ты превратилась? В злобную истеричную стерву! Ты хоть видела в зеркало свой взгляд? Смесь брезгливости и отвращения. А эта унылая, вечно кривая, недовольная физиономия? Куда подевалась та милая, добрая женщина, которую я когда-то любил?..

- Куда подевалась? – Кричала мама в ответ. – Да ты же её и угробил! Посмотри на себя! Жалкий неудачник! Вот дура-то я была! Убила на такое ничтожество, как ты, лучшие годы своей жизни! Всё! После новогодних праздников я пишу заявление в загс. Там работает секретаршей моя однокурсница. Нас разведут в три дня!..

Как только Ксюшес представила себе, что папа и мама перестанут быть вместе, ей стало жалко и папу, и маму. Девочка сразу почувствовала себя такой виноватой, что сделалось невыносимо горько и одиноко, и она чуть не заплакала. А потом взяла свой мобильник, тихо вышла из комнаты, незаметно оделась в прихожей, вытащила из маминой сумки немного денег и связку ключей и быстро выскочила на лестничную площадку.

«Вот так! Пусть себе ругаются, сколько им влезет. А я пойду встречать Новый год к бабушке», – думала девочка, спускаясь по лестнице. – До бабушки всего четыре остановки на 18-м автобусе. Двадцать минут, и я буду у нее».

И тут, выйдя на улицу, в зимнюю праздничную ночь, Ксюшес наконец вспомнила, что бабушки… нет. Месяц назад Ксюшина бабушка умерла. Ксюшес стояла недалеко от автобусной остановки, и ее горячие слезы, словно маленькие блики, падали в яркий пушистый снег, освещенный гирляндой, намотанной на черные деревья. Вдруг из-за поворота выехал 18-й автобус, сияющий, как движущийся по синему льду ночной цветочный павильон, и девочка решила: «А я всё равно от них спрячусь! У бабушки. Пусть родители поищут. Будут знать, как разводиться».

Девочка запрыгнула в салон автобуса и протянула деньги пожилой женщине-кондуктору.

- Всё нормально, девочка? – Строго спросила кондуктор. – Это ничего, что ты без родителей? Одна…

- Все хорошо! Я еду к бабушке встречать Новый год. – Соврала Ксюшес, пряча автобусный билет в карман куртки. – Тут всего четыре остановки. Бабушка меня встретит. С наступающим вас! 

- Ну, смотри. – Недоверчиво покачала головой женщина и села на свое место кондуктора. – С Новым годом!

А за автобусными окнами проплывал украшенный иллюминацией город: справа мелькнула быстро мигающая разноцветными огоньками, словно дискотека, новогодняя елка на Четырех углах; потом были большой мост, вид на высокий собор и старую крепость, центральная площадь, еще один маленький мост налево и примерно километр дороги по старому городу.

Ксюшес вышла на бабушкиной остановке – прямо у её дома, серой пятиэтажной хрущёвки, недалеко от крепостной стены и башни. Впереди светились витрины «Магнита» шаговой доступности и «Фикс-прайс». Девочка обошла знакомый дом и вошла в подъезд. Поднялась на четвертый этаж и открыла дверь. Бабушкина «двушка» встретила пугающей темнотой. Но девочка смело вошла внутрь квартиры и включила свет. «Всё хорошо. – Подумала она. – Проведу ночь здесь. Пусть родители побеспокоятся… Если они со своим разводом и руганью вообще обо мне вспомнят».

Она сняла шапку, куртку и ботинки. Сходила в туалет. Включила свет в большой комнате.

- Что же делать, когда с родителями не повезло? – Спросила она у себя вслух и ответила: – Ничего! Родителей не выбирают.

Ксюшес вообразила себя актрисой стендап-шоу и продолжила свой монолог:

- Ох! Какая, все-таки, тут скукотища! Чем займемся, Ксюшес? Придумай что-нибудь. Ну, не телек же в самом деле смотреть? Соцсети надоели. Хмм. Вот! Пойдем посмотрим, что там в бабушкиной спальне? Почему мама запретила мне туда заходить?

Тут Ксюшес изобразила маму:

- Только не смей, Ксюшес, заходить в бабушкину спальню! Ни в коем случае! Нечего тебе там делать. Но почему? Что там может быть… такого… запретного? Привидения? Бабайка? Полтергейст? Пойдем, Ксюшес. Посмотрим. Не бойся!

Ксюшес открыла дверь и зашла в спальню, где все вещи оставались на своих прежних местах, как при жизни бабушки. Вот – очки, стопка кроссвордов, шерстяные носки… недовязанные.

- Будто вчера отсюда вышла! – Удивилась девочка. – Умерла-то бабушка в больнице. А ведь у бабушки в кладовке должна быть елочная иллюминация! Давай большую комнату гирляндой украсим.

Недолго думая, Ксюшес открыла дверь в кладовку, какие имеются в каждой старой квартире.

- Ой! Какие тут завалы. – Разговаривала сама с собой девочка. – Разве что-то тут найдешь? Интересно, почему старые люди ничего не выбрасывают? Устраивают склад из б/у вещей. А сами потом берут и умирают. А после смерти родственники все их вещи выкидывают на помойку. Вот зачем бабушке нужен был этот сломанный холодильник? Папа же купил ей новый, двухкамерный. Нет, она затолкала свой облупленный ЗИЛ в чулан…

Ксюшес дернула за ручку и увидела, что внутри холодильника внезапно вспыхнул яркий электрический свет.

- Это как? Зачем? Не поняла. Он включен и работает? Странно. Очень странно. Даже больше, чем странно! – Ксюшес внимательно осмотрела пустую полость. – Полок нет. А свет горит. Морозит? Да! Очень даже престранно. Странней не бывает! А это что такое? – Тут Ксюшес заметила внутри как бы щель между задней и нижней стенками. – Вот это да! Какая-то черная узкая щель!

Ксюшес залезла внутрь, пытаясь потрогать прореху. Нажала на стенку, – та внезапно раздвинулась, и девочка, не удержав равновесия, упала внутрь и сразу же полетела вниз по трубе, напоминающей изогнутую спиралью горку в аквапарке.

- Аааааа! – Закричала Ксюшес от страха. – Оооооо!

Но не прошло и секунды, как Ксюшес свалилась на огромный диван.

- Вот это да! Куда я упала? Ну и ну! Надо же? Что произошло?

Ошеломленная и напуганная, сбитая с толку, будто оказалась в комнате ужасов в Луна-парке, Ксюшес озиралась вокруг.

- Да это же бабушкина квартира! – Сделала она неожиданное открытие. – Это наша гостиная. Точь-в-точь! Только… Почему она такая большая? Почему стены так расширились? Это квартира так увеличилась? Или это я так уменьшилась? Прямо как в голливудском фильме. «Дорогая, я уменьшил детей». Надо ущипнуть себя. Ой! Больно. Не верю. Такого не бывает. Наверное, все-таки мне снится кошмар. Кто ответит? Это сон или не сон? Кошмар! Я сплю?

- Нет, не спишь. – Сказал незнакомый мультипликационный голос.

- Ой! Кто это? – Ксюшес увидела на столе плюшевое существо, мордой похожее на большого забавного медведя-панду, а туловищем напоминающее синюю вреднючку из мультфильма про желтую подводную лодку. Мультфильм она когда-то давно смотрела вместе с папой.

- Привет, Ксюшес! Ты слишком много ойкаешь. – Сказало существо. – Меня зовут Лиловый Пусь. Можно просто – Пусь. Я здесь живу.

- Салют! – Ксюшес почему-то почти не испугалась. – Вообще-то, здесь раньше жила моя бабушка.

- Мы всё знаем! – Сказал Пусь. – Ты её внучка по имени Ксюшес. А бабушку увезли на скорой машине с сиреной, и вот бабушки нет. Очень жаль. Мы ее любили.

- Кто это «мы»? – Не поняла Ксюшес.

- Мы – жители этой квартиры. Вот моя сестра, Розовая Пуська!

Из угла вдруг выскочило маленькое существо, похожее на Пуся, только женского рода и розового цвета.

- Салют! – Пискнула Розовая Пуська. –  Можно просто Пуська!  

- А это – Онатерёп. – Продолжил свое представление друзей Пусь.

- Хай! – Прямо из воздуха возник сгусток энергии, смахивающий на газообразного человекообразного енота.  

- И кот Шкыдл. Двоюродный брат Кота Бегемота…

- Мяу! – Громко мяукнул черный кот Шкыдл, внезапно появившись из прихожей.

- Так кто вы на самом деле? – Спросила Ксюшес.

- Скажем так, существа из параллельного мира. – Объяснил Пусь. – Как только нас не обзывают! Привидения. Призраки. Домовые. Нечистая сила. Барабашки. Полтергейсты. Паранормальные феномены. Понятно?

- Но я-то здесь при чем? – Девочке уже немного наскучило это приключение. – Верните меня назад! Зачем вы из меня сделали полтергейста? Я не хочу быть Дюймовочкой!

- А мы не можем. Это сделали не мы. Это ты сама. – Продолжил своё объяснение Пусь. – И ты вовсе не Дюймовочка. Дюймовочка изначально родилась маленькой. А ты сделалась маленькой. Большая разница!

- Не важно. Верните меня назад! – Вдруг испугавшись по-настоящему, закричала Ксюшес.

- Не кричи. – Сморщил мордочку Пусь. – А зачем ты такая любопытная? Не надо было лезть, куда не следует.

- Куда хочу, туда и лезу!

- Ну, тогда не обижайся.

– Но я не хочу быть маленькой, я хочу быть большой. – Захныкала Ксюшес. – Что это за ерунда?

- Сегодня Новый год. – Напомнил Пусь. – Особая ночь, когда открываются порталы в параллельные миры, и происходят всякие чудеса и превращения. Вот с тобой такое и случилось. Метаморфоза. Обычное дело.

- Я думала, это все сказки для маленьких детей.

- Это не сказки, а объективная реальность. – Не сомневался Пусь. – Видишь – мы существуем! Кто-то ведь должен охранять квартиру от Царя Жмуриуса.

- А это ещё кто такой? – Спросила Ксюшес. – Что ещё за Жмуриус?

- Это наш общий враг. Один из повелителей темной энергии. Он правит Страной Кошмаров. Он рожден невообразимым первородным Мраком. И вышел из Черной дыры.  

- Какой ужас! – Зажмурилась Ксюшес. – Я хочу опять стать большой!

- Это не так уж и просто. – Сказала Розовая Пуська. – Портал закроется ровно в полночь. Если мы не успеем найти выход, ты останешься с нами. Выйти отсюда можно только до двенадцати ночи.

- Но ведь выход в холодильнике? – Вспомнила Ксюшес. – Айда! Пошли!

- Нет, в холодильнике вход, а не выход. – Остановил девочку Пусь. – Мы-то легко шляемся туда-сюда. А ты этого не можешь.

- Потому что у тебя тело другой физической природы. – Объяснила Пуська.

- Штука в том, что выход лично для тебя находится в каком-то другом месте квартиры. И мы его не знаем. – Выдал информацию Онатерёп.

- Если снова зайти в холодильник, упадешь только вниз. Куда-то в Страну Кошмаров. Так что тебе придется остаться здесь. – Промяукал Шкыдл.

- Как остаться? Зачем? Так нельзя! – Запаниковала Ксюшес. – Что подумают родители?

- Они решат, что ты пропала. Назло им ушла из дома и исчезла. А может, тебя похитил злой маньяк. – Вынес приговор Пусь. – Тебя будут долго искать по улицам и пустырям, с полицией и волонтерами из отряда «Лиза Алерт». Но не найдут. Объявят во всероссийский  розыск.

- Родители сойдут с ума от горя! Папа поседеет. Мама станет некрасивой. – Добавила Пуська. – Когда они будут приходить в эту квартиру, ты будешь пытаться им все рассказать, но они тебя не услышат. И не увидят. Потому что ты теперь – барабашка. А барабашек видят только специальные люди-экстрасенсы и люди-алкоголики, допившиеся до белой горячки.

- Это такая болезнь. – Пояснил Пусь.  

- Так что же мне делать? – Прошептала Ксюшес в ужасе и посмотрела на часы. – Не хочу быть барабашкой! А до двенадцати – всего ничего!

- Надо искать волшебную штуку. – Хором заявили барабашки.  

- Какую такую штуку?

- Какой-то магический предмет. Надо догадаться. – Важно сказал Пусь.

- Так догадайся, Пуся! Миленький! – Попросила Ксюшес. – Я не хочу, чтобы папа поседел от горя, а мама стала уродиной. Хотя они и разводятся друг с другом, пусть будут счастливы.

- Я тоже не хочу. – Согласился Пусь. – Потому что рано или поздно сюда непременно явится Царь Жмуриус и украдет тебя.

- Не хочу к Царю Жмуриусу! – Заплакала Ксюшес. – Хочу обратно стать нормальной девочкой!

- Значит, остается одно: искать волшебную штуку. – Успокоил Пусь. – И найти ее должна именно ты!

Пусь взял девочку лапами за руки и прижал свой большой плюшевый лоб к ее голове. Вдруг между ними проскочил мощный электрический разряд, будто взорвалась петарда.

- Ой-ой-ой! Мозг будто прочистило. – Призналась девочка. – Но никаких магических штук я не вижу.

- Ну что ж. Надо нарядить елку, чтобы стало светлей, тогда и увидим. В бабушкином чулане всё есть – и роскошная искусственная елка, и гирлянды, и стеклянные шары.

Электрический свет моргнул, выключился и вновь включился, и возник круговой воздушный поток, из которого сама собой выпала наряженная игрушками елка и засветилась радостной гирляндой.

- Вау! Ошизеть! – Обрадовалась Ксюшес. – Как вы это делаете? Раз – и готово!

- Ничего сверхъестественного. Всего лишь электромагнитные импульсы. – Прокомментировал случившееся Онатерёп.

- Шкыдл, что это у тебя? – Спросила Ксюшес у Шкыдла.

- Где?

- На носу. Точнее, на морде.

- Как что? Очки.

- Где ты их взял?

- В бабушкиной спальне, на столе. А что, нельзя?

- Магический предмет? – Хором спросили барабашки у Ксюшес.

- Да! – Ксюшес сняла очки с морды Шкыдла и посмотрела на мир сквозь мутное увеличительное стекло.

Поначалу она ничего не видела сквозь муть диоптрий, но постепенно картинка в одном стекле очистилась, и сквозь нее девочка увидела старенький бабушкин сервант.

- Ключик. – Прошептала она.

- Золотой? – Спросил Пусь.

- Нет. Обычный, от секретера. – Ответила Ксюшес и указала в сторону серванта.

Шкыдл ловко, как это умеют делать только коты, вскочил на секретер и открыл дверцу. На друзей взглянула черная дыра, обдавшая космическим холодом.

- Ох! – Дружно отпрянули и выдохнули барабашки.

- Это лаз в Страну Кошмаров. – Сказала Пуська. – Царь Жмуриус занимается тем, что ворует детей. Вот и тебя он пытается заполучить…

- Он, что? Питается детьми, как Баба-Яга?

- Детьми. – Голос Пуськи стал невыносимо печальным, как у мамы, когда она говорила о смерти бабушки. – Только не телами, а их бессмертными душами. Пища Царя Жмуриуса – маленькие чистые детские души. Когда на Земле вдруг пропадает ребенок, и его никак не найти, ни живого, ни мертвого, знай: ребенка украл Царь Жмуриус, который живет в Стране Кошмаров. Теперь он хочет заполучить твою душу. И если ты хочешь вернуться домой, нам придется его победить.

- Ну, так что ж! Я готова. – Сказала Ксюшес. 

- Ребята, вперед! – Скомандовал Пусь. – Я, как командир, ныряю в дыру первым, вы, остальные, за мной.

Друзья при помощи Онатерёпа по очереди запрыгнули на открытую столешницу секретера и окунулись в кромешную темноту.

- Ну что теперь будем делать? – Спросила Ксюшес.

- Спокойно, Ксюшес. – Ответил Шкыдл. – У Пуся внутри живет свет. Смотри!

Тут изо рта Пуся, один за одним, начали вылетать, освещая местность, большие радужные шары, светящиеся изнутри.

- Да будет свет! – Радостно провозгласил Онатерёп. – Они будто мыльные, но светятся, словно лампы.   

- Ой, как красиво! – Обрадовалась Ксюшес. – Они, как маленькие планеты.

- Только жить им минут пять-десять. Надо спешить, пока они светятся. – Сказала Пуська. – Смотрите, впереди – лес! 

- Он волшебный? – Спросила девочка.

- Скорее, заколдованный. Лес, полный символов. – Уточнил Онатерёп. – Нам – туда. Его освещают чудесные светлячки. Их там миллиарды.

Друзья вошли в светящуюся цветными огоньками чащу.

- Вот это деревья!

- И мох.

- Мощные декорации. Как в Голливудском фильме.

- На планете Пандора.

- Откуда ты знаешь про Пандору? – Спросила Ксюшес у Онатерёпа.

- Как откуда? Вообще-то мы тоже телек смотрели. Вместе с тобой и с бабушкой. Видишь, деревья сдвинулись? Получилась высоченная стена. Кто-то очень не хочет пускать нас дальше. Это – еще одна ловушка. Или тупик. Проделки Царя Жмуриуса. – Объяснил Онатерёп.

- Ох уж этот противный Жмуриус! – Разозлилась Ксюшес. – Я бы его поколотила. Что же делать?

- Иногда нужно просто подождать. И это будет лучшее решение. – Решил Пусь.

- Ждать? Но мы не можем ждать! – Не согласилась Ксюшес. – Часики-то тикают.

- Ничего. Подождем немного. Садитесь. Вот пенек. – Указал на большой пень Пусь. – Иногда лучший выход из трудного положения – остаться на месте и никуда не спешить. 

- Ну-ну, мяу! Подождем, пока труп Царя Жмуриуса проплывет по водам Стикса. – Сыронизировал Шкыдл.

- Не спорьте с Пусем. Он знает, что говорит. – Защитила брата Пуська. – Правда, Пусёныш?

- Правда, Пуська. – Подтвердил Пусь. – Всё! Сидим, ждем!..

Барабашки уселись на пень рядом с Ксюшес и замолчали.

Внезапно из мрака возникла Ксюшина бабушка и сказала:

- Здравствуйте, друзья!

- Здравствуйте, Ирина Родионовна. – Дружно поприветствовали бабушку барабашки.

- Бабушка!? Откуда ты? – Удивилась Ксюшес.

- Здравствуй, Ксюшес. – Ответила бабушка. – Только я – не совсем бабушка. Я отражение ее бессмертной души. Телесная оболочка бабушки умерла и ее закопали. И вот я за тобой теперь немного присматриваю. Зачем ты, бедовая девчонка, залезла в холодильник?

- Прости, бабуля. Я не подумала, что так всё выйдет.

- А я, точнее, не я, а твоя бабушка, всегда тебе говорила: прежде чем что-то сделать, надо подумать.

- Значит, про сорок дней люди не врут? – Спросила Ксюшес у отражения бабушкиной души.

- Как видишь, не врут. Но скоро уж и мне на покой. Полчаса осталось, и улечу я в Царствие Небесное. А для вас – вот… оно. – Сказало отражение и исчезло.

- Ну, вот. Смотрите: черное дерево. – Сказал Шкыдл.

- И дупло, будь оно неладно. – Добавил Онатерёп.  

- Ну, так я и знал! Ничего нового! – Огорчился Пусь. – Всё уже записано и в книжках напечатано до нас. Дупло, Кощей Бессмертный, яйцо, иголка. Которую надо сломать.

- Ну что, снова лезем в дыру? То есть в дупло? Кто первый? – Спросил Онатерёп.

- Первый я, как командир, а вы за мной. – Скомандовал Пусь. – Времени – в обрез. Часики тикают. Вперед!

Друзья по очереди залезли в дупло и снова, как бы пролетев бешеными снарядами по бобслейной трассе, очутились на новом дне.

- Снизу еще не постучали? – Пошутил Пусь.

- Нет. Но видите? Это же бабушкин холодильник ЗИЛ. – Указала Ксюшес.

- Вот блямба! – Промяучил Шкыдл. – В него тоже будем залезать?

- Отлично! – Сказал Пусь. – История закольцевалась. Значит, скоро сказочке конец. Онатерёп, открывай дверь!

- Сейчас!

- Вперед!

- Уууу! Опять темнота.

- Первобытный мрак.

- Ой! Каким холодом оттуда повеяло. Или затхлым подвалом.

- Ну, теперь, кажется, мы точно попали в самое логово к Жмуриусу.

- И чем мы его будем изничтожать? – Спросила Пуська.

- В сказках обычно фигурирует меч-кладенец. – Вспомнила Ксюшес.

- А мы используем Пуся. – Сказала Пуська. – Он умеет плеваться нервнопаралитической слюной. Как ядом-кураре.

- Времени осталось совсем чуть-чуть. Мортал комбат!

Друзья по очереди зашли в холодильник и нырнули в очередную черную дыру, скользя вниз по спирали очередной бобслейной трассы.

- Ах! Опять дно!

- Ой, где это мы? Не разобрать.

- А я что-то вижу.

 - И я. 

- Вроде мы в каком-то ангаре.

- Больше похоже на заброшенную станцию метро. – Догадалась Ксюшес. – Точно, метро! – Мы в Питере или в Москве?

- Мы у Жмуриуса в западне. Просто сейчас эта ловушка приняла вид заброшенной станции метро. – Предположил Пусь.

- Да не совсем заброшенной! – Воскликнула Ксюшес. – Смотрите, тут какие-то фигурки. Да их много! Ой, смотрите, да это дети! И совсем маленькие, и почти подростки.

- Да их тут тысячи!

- И они как будто стеклянные.

- Нет, скорее застывшие, ледяные.

- Ужас какой!

- Кошмар!  

- Да, холод тут страшный. Колотун, как во дворце у Снежной Королевы.

- Не урони фигурку! – Закричал Шкыдл Онатерёпу. – Разобьешь! И нет ребенка.

- Это все пропавшие на Земле без вести дети. – Грустно объяснил Пусь. – Те самые, которых искали-искали, да так и не нашли. Жмуриус украл детей и сожрал их души. А тела заморозил тут, – в нижнем мире.

- Смотрите, они все одеты по разной моде. – Заметила Ксюшес.

- Да, Жмуриус ворует детей уже тысячи лет. – Голос Пуся дрожал.

- А их можно вернуть родителям? – Допытывалась Ксюшес.

- Разумеется. Ведь так всегда бывает в сказке. – Сказал Шкыдл.

- К сожалению, нет. – Жестко отчеканил Пусь. – Пропавшие дети останутся здесь. Навсегда…

- Почему? – Не поняла девочка.  

- Потому что мы, Ксюшес, не в сказке. – Не оставил никакой надежды Пусь. – А в реальном мире. И единственный ребенок, которого мы можем сейчас спасти, это ты.

- Да? – Девочка почти заплакала. – Жаль, что я единственная…

- И мне жаль. Но если вдуматься, один спасенный ребенок – это тоже немало. – Сказал Пусь. – Шкыдл, у тебя зрение острее, чем у нас. Ищи дверь. Тут где-то должен быть вход в тайную комнату. Там бункер Жмуриуса.

- Кое-что здесь действительно имеется. – Оповестил друзей Шкыдл и дернул рукоятку электрического рубильника. 

- Ай-ай-ай! – Заорала Пуська. – Какой тут яркий свет! Прямо ослепляет.

- Да это не бункер, а целый дворец! – Сказал Онатерёп. – Какая роскошь. Всё будто светится изнутри. Так вот кто упер у нацистов Янтарную комнату!

- Я смотрю этот прохвост Жмуриус не только детей ворует, но и царским имуществом не брезгует. – Пошутила Пуська.

И тут, весь в сполохах ядовито-зеленых и желтых огней, свирепый и жуткий, явился… сам Царь Жмуриус с нацистской свастикой на лбу! Он спустился откуда-то сверху, из тёмного угла пространства, как квадрокоптер, исторгая из пасти длинный сноп огня.

Казалось, спастись уже никак нельзя, однако Онатерёп успел ловко поставить перед друзьями невидимую электромагнитную защиту.

Огонь отразился от незримого щита и внезапно поджёг… самого Царя Жмуриуса.

- Аа!!! Я горю! – Завизжал, точно жидкий Терминатор-2, попавший в котел расплавленной стали, Царь Жмуриус.

- Ну что, поджарился, адский Карлсон? – Закричала Ксюшес. – Теперь не улетишь к себе на крышу!

- Ааааааа! Клятые барабашки! – Заорал Жмуриус. – Все равно вы меня никогда не убьете! Нет у вас такой силы и способности!

- Мочи его слюной, Пусь. – Прохрипел в азарте Шкыдл.

Пусь прицелился и плюнул в Царя Жмуриуса три раза: один раз промазал, а два раза попал точно в цель – в туловище и в голову.

- Ну, вот и всё! Сейчас рухнет. – Улыбнулся Онатерёп. – Быстро мы его уделали.

Жмуриус медленно, как подбитый горящий вертолет, свалился на пол.

- Такие фантастические твари, как Жмуриус, так просто не помирают. – Сказал друзьям Пусь. – Он сгорел, но часа через два-три обязательно восстанет из пепла, как Феникс. Нужно искать иглу.

- Смотрите! – Заорала Ксюшес. – Бабушкин сервант! А в нем – хрусталь, шкатулки, безделушки. До двенадцати осталось пять минут. Мы опоздаем!

- Никогда! – Твердо произнес Пусь. – Видишь это фальшивое яйцо Фаберже?

- Да! – Ксюшес взяла яйцо в руки: – Оп! Раскрылось!

- Ну что там внутри?

- Какая-то мелочь. Пуговицы, винтики, монеты.

- Иголки нет?

- Нет. Но есть зубочистка в форме шпажки! Она пластмассовая.

- Сойдет и пластмассовая. Ломай ее, Ксюшес, пока не поздно. – Приказал Пусь.

- Сейчас. Вот же, зараза! Гнется, но не ломается.

- Переламывай по одному месту несколько раз.

- Да я так и делаю!.. Еще немного… Вот!

Внезапно в бункере прогремел гром, и молнии ударили в потолок, случилось мгновенное светопреставление, и стены пропали, как рухнувшие в театре декорации.

- Ебесяух Ин! – Заорал Онатерёп. – Простите меня за мой неприличный китайский. – Мы снова на станции метро!

- Как красиво! Так это Москва или Питер? – Спросила Ксюшес, радуясь. – Смотрите, все дети ожили!

- И вправду, живые.

- Глядите, подъезжают поезда, дети садятся в вагоны, и электрички увозят их в тоннели времени.

- Я думаю, к родителям.

- Да, я оказался не прав. – Сказал Пусь и довольно улыбнулся. – Мы ведь оказались в Черной дыре. А тут времени нет. Сейчас они все, все эти ожившие дети, и мальчики, и девочки, и совсем крохи и почти подростки, окажутся в том самом моменте, когда их украл Жмуриус. И в 1121-м году, и в 1566-м, и в 1973-м, и в наши годы. По числу преступных эпизодов. Родители даже не заметят пропажи своих детей. И ни у кого из них не случится беды. И все будут счастливы. По крайней мере, на тот момент.

- О, глядите, а мы уже в своей квартире! – Мяукнул Шкыдл.

- Да! И правда! Какие вы маленькие! – Удивилась Ксюшес.

- Мы такие же, как и всегда. – Сказал Онатерёп. – Просто ты снова стала большой.

- Но вы же никуда не денетесь? – С надеждой в голосе спросила Ксюшес. – Вы будете вместе со мной?

- Да, мы будем рядом. – Подтвердил Пусь. – Но для тебя мы станем невидимы.

Вдруг барабашки исчезли, и Ксюшес, испугавшись того, что больше никогда не увидит друзей, громко закричала:

- Ой-ой-ой! Как же так? Пусь! Пусёнок, Пусёныш, Пусенька! Куда ж ты пропал? Я же не успела сообщить тебе самого главного!

Тут из воздуха снова возник живой Пусь.

- Чего, Ксюшес? Говори быстрей. Пока не начали бить куранты. 

- Пусь, ты такой хороший! – Воскликнула девочка. – Я не хочу прощаться навсегда. Мы еще увидимся? Я еще встречу тебя? В смысле – не полтергейстом, а…

- Молодым человеком? – Понял Пусь. – Думаю, да. Просто я буду в другом облике, но ты меня узнаешь.

- Как?

- Прикоснешься к его лбу своим лбом. Как тогда, в начале нашей сказки, – к моему. И произойдет нужный вам разряд. Ну, примерно вот так…

Пусь на мгновение стал высоким и огромным, как взрослый человек, наклонился и прикоснулся своим плюшевым лбом к светлой макушке девочки. Свет на мгновение погас. Произошла вспышка, как будто разорвалась дорогая петарда, и  Ксюшес отлетела на бабушкин диван.

Через несколько секунд она очнулась, и, протирая глаза и жмурясь, поднялась с дивана и встала в центре комнаты, наполненной, словно туманом, легким сизым дымом.

- Ох, это ж надо так! Как я крепко вырубилась! – Сказала себе Ксюшес. – Чуть было не проспала Новый год. Ну и странный же сон мне приснился. Не сон, а целое приключение. Так! Надо срочно позвонить маме. Ой, она мне уже звонила сто десять раз! Надо сказать, что я у бабушки. Попросить прощения. Натворила дел, а отвечать… кто будет?.. Пусь?..

Девочка полезла в джинсы за смартфоном, и из кармана вдруг вылетел и зазвенел по паркету маленький позолоченный ключик.

- Ой, что это?!. – Воскликнула Ксюшес и оглянулась.

И ей показалось, что в черном ночном окне, в отражениях весело мигающей ёлочной гирлянды, мелькнула чья-то добрая и знакомая улыбка.

Последние публикации: 
СПб.RU (22/03/2007)
СПб.RU (20/03/2007)
СПб.RU (16/03/2007)
СПб.RU (14/03/2007)
СПб.RU (12/03/2007)
СПб.RU (07/03/2007)
СПб.RU (05/03/2007)
СПб.RU (28/02/2007)
СПб.RU (26/02/2007)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS