Комментарий |

А где бабуля?

Часа в два пополудни дверной звонок бабушки Карповны напомнил
о себе булькающим фальцетом. Казалось, будто кто-то полощет простуженное
горло.

Забравшись на крохотный табурет, для этих целей специально приспособ-ленный,
старушка прильнула к глазку. На площадке топтались две тетки в
шикар-ных шубах.

– И ктой-та? И чевой-та? – певуче отозвалась Карповна.

– Из собеса мы, бабуля, – засюсюкала тетка, что постарше. – Вам
звонили с утра. Получите социальную карту и распишитесь...

Залязгали засовы, загремели затворы и из-за приоткрывшейся двери
показал-ся сперва востренький носик, а затем и седая челка, выбивающаяся
из-под платочка.

Формальности уладили быстро. Уходя, все та же фиксатая тетка,
назвавшаяся Ларой Ивановной, напросилась помыть руки.

– Вот незадача, – заискивающе улыбаясь, обернулась она к хозяйке.
– Кран не открывается...

– Как это? – удивилась Карповна. – А ну, милая, дай-ка я...

С краном-то было все в порядке. А вот дверь ванной почему-то вдруг
оказа-лась запертой снаружи на задвижку, следом погас и свет.

А еще через минуту, включив на кухне «ящик» погромче, гостьи в
четыре ру-ки уже шмонали квартиру в поисках бабушкиных «гробовых».

Первым делом, как водится, обследовали кухню, затем кладовку.
Бак с гряз-ным бельем. Платяной шкаф. Подкладку старого пальтеца
в прихожей. Нигде ниче-го.

Наконец, сокровища нашлись. Они оказались обернуты в чистую бельевую
тряпицу, тряпица – в слегка пожелтевшую газетку рекламных объявлений,
а уж га-зетный комок хозяйка запихнула в свой старый ботик – из
тех, что надевали в дождь в дни ее юности.

Ботик же бабушка Карповна почему-то хранила у себя под подушкой.

Покидая квартиру, мошенницы прислушались к звукам в ванной. Но
телек на кухне орал так, что услышать еще что-либо было мудрено.

– Не окочурилась бы! – буркнула «Лара Ивановна» и, еле слышно
отодвинув защелку, заглянула внутрь.

Ванная была пуста! Под потолком тетки обнаружили маленькое оконце,
ве-дущее в туалет. Точнее, это было просто незастекленное отверстие,
лишь символи-чески задрапированное занавесочкой. Миниатюрная старушка
явно сперва вскараб-калась на свою ископаемую стиральную машинку,
а уж оттуда сумела протиснуться в узкий проем.

У мошенниц душа ушла в пятки. Им уже явственно представились засада
в подъезде, ментовский наряд, заламывающий им руки, заплеванный
холодный пол «обезьянника»...

Какова же была их радость обнаружить бабулю... приникшей к «ящику»
на кухне. По первому каналу повторяли вчерашнюю серию «мыла»,
которую Карповна, задремав, пропустила, к своему горю. И теперь
музыкальная заставка к фильму бук-вально подняла ее в воздух...

Покрутив пальцем у виска, гостьи хотели было удалиться. Но зловредная
старушенция, похоже, что-то сотворила с дверью: один замок никак
не желал подда-ваться.

Провозившись с ним минут десять, тетки ворвались на кухню и потребовали
от Карповны выпустить их на свободу. Хозяйка, вперившая горящий
взгляд в экран, ответила им столь же решительным отказом. Развязка
в фильме неумолимо прибли-жалась: дон Хуанито, отец Сильвии, вот-вот
должен был застукать влюбленных и тогда... На глазах Карповны
уже заблаговременно показались слезы... В общем, тет-кам велено
было ждать.

Та «собесовка», что помоложе, подскочив к телеку, возмущенно ткнула
кнопку «выкл». Карповна, вскочив, тут же восстановила статус кво.
Молодуха по-вторила выпад. Карповна снова ответила «вкл». В завязавшейся
затем схватке сто-роны попросту уронили допотопный бабушкин «Рекорд»
на пол. Голубой глаз миг-нул присутствующим на прощанье и погас.

Карповна поначалу оцепенела, но уже в следующее мгновенье бросилась
на грудь своему сердешному другу, пытаясь вдохнуть в него жизнь.
Она причитала над ним, как солдатка, на глазах у которой подстрелили
единственного кормильца.

«Собесовки»-бесовки наблюдали эту сцену, хихикая. Эх, лучше бы
они по-молчали. Осознав, что любимца не воскресить, Карповна взревела,
как раненный зверь.

Первое, что попалось бабушке под руку – холимый и лелеемый ею
дотоле лимон в горшочке. Ухватив растение за стебель, она с размаху
обрушила горшок на голову молодухи. Раздался треск и на пол посыпались
осколки. Нет, треснул не че-реп, но удар оказался все же весьма
неожиданным. Отсюда и сердечный приступ, с которым кралю позднее
доставят в реанимацию.

Фиксатой «Ларе Ивановне» тоже не повезло. Отшатнувшись, она потеряла
равновесие и растянулась на полу, после чего с Карповной на плечах
попыталась уползти в безопасное место. Не тут-то было. Своими
цепкими пальцами бывшей до-ярки та что было силы ухватила ее...
нет, всего лишь за нос и слегка крутанула.

Тетка взвыла. А бабушке было и невдомек, что применила она приемчик
ру-копашного боя, весьма популярный в некоторых закрытых помещениях,
например, в тюремных камерах.

Далее, орудуя носом противницы, как коробкой передач, Карповна
заставила незадачливую тетку «подвезти» ее до телефона и даже
набрать «02».

Когда вслед за милицейским нарядом к дому подкатила вызванная
Карпов-ной же «скорая», оказалось, что одних носилок не хватит.
Медикам пришлось вызы-вать подмогу.

А через несколько дней двое сержантов в милицейских погонах торжествен-но
внесли в квартирку Карповны ценный подарок, которым награждали
бабушку за задержание опасных преступниц. Узнав, что именно ей
вручают, Карповна притяну-ла милицейского начальника своими цепкими
пальцами и расцеловала его в брыли-стые щеки.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS