Комментарий | 0

Сон Константина (Из Патти Смит)

 

Пьеро делла Франческа. Сон Константина.
Базилика Св. Франциска. Ареццо, Италия.[1]

 

 

 

В Ареццо сон меня сморил,
Приснился мне Святой Франциск,
Колени он в молитве преклонил
За всех людей земли, зверей и птиц.
Мой слух тревожил его зов,
Что долетал, как отдаленный гимн,
Покинул я свой тихий кров
И вниз сошел, влекомый им,
По омытым зарей древним камням,
К базилике, названной в его честь,
И мощи его увидев, потупил взор,
И свое беспокойное сердце отдал ему
И в молитве колени преклонил.
Так милостью его обрел я сон,
Что не мог в этом мраке найти,
И узрел перед собой его Мир,
Поля, залитые светом, обилие птиц,
Красоту, о которой он пел, сквозь которую шёл,
И слышал я голос его – все, что он говорил,
И сладко пели птицы над ним,
А волки лизали стопы его.
 
(O Signore, fa' che sia strumento della tua Pace:
Dove c’è odio, lascia che sia Amore.
Dove c’è offesa, Perdono.
Dove c’è dubbio, Fede.
Dove c’è disperazione, Speranza.
Dove c’è oscurità, Luce.
Dove c’è tristezza, Gioia.
Fa' ch'io non cerchi tanto
Di essere consolato, quanto consolare.
Di essere compreso, quanto comprendere.
Di essere amato, quanto amare.)[2]
Но всецело вверить себя ему я не смог,
Ибо там, в базилике вновь меня зов настиг:
То взывало искусство – взывал человек,
И красотой рукотворной я был заворожен.
Я проснулся и увидел на одной из стен
Константина запечатленный сон.
Пьеро делла Франческа рука,
Что когда-то стоял на месте моем,
Воссоздала легенду об Истинном Кресте.
Он запечатлел Константина, что двинулся на врага,
И, переходя реку вброд,
Всем нутром ощутил неведомый страх,
Невыразимое предчувствие накатывало волной,
А к ночи сморил его сон,
Словно предстоящий крестовый поход.
Посреди бранного поля в палатке он заснул,
И стражники несли дозор,
И вот ангел спустился и его разбудил,
И на лице императора вспыхнул свет,
Когда божий посланник ему показал
Знак Истинного Креста в небесах,
И было написано на нем:
«Сражаясь во имя Креста, победишь».

 

 

Фрагмент фрески Пьеро делла Франческа «Сон Константина»: Константину во сне является Ангел, обещающий ему победу в случае, если на щиты его воинов будет нанесена монограмма Христа. Обещание сопровождается явлением на небе знамения креста с надписью «Сим победиши!» (лат. In hoc signo vinces).

 

Лагерь его боевой освещала луна,
Но сияньем иным Константин был озарен.
А когда эту фреску позолотил восход,
Художник увидел, что это хорошо.
Сражаясь во имя Креста, победишь.
Он выронил кисть и сам погрузился в сон.
И приснился ему Константин, в бой он рвался, в правой руке
Сжимал безупречный и первозданный, единственный белый Крест.
Пьеро делла Франческа, коснувшись кистью стены,
Оцепенел и сам погрузился в сон.
Из геометрии сердца своего он это начертал,

Увидев, как восстал император и, в доспехи облачен,
На белом коне,
С безупречным крестом в правой руке
Двинулся навстречу врагу.
И совершенством его математики, неумолимостью симметрии
Разгром врага был предрешен.
Ошеломленные, сломленные, бежали они,
И Пьеро делла Франческа, проснувшись, прокричал:
«Искусство и будущее – во всем!»
О, Господи, дай мне на пороге приключений умереть,
Чтобы кисть мою и глаза переполнил свет.

Но однажды старость пришла и взяла свое:
Свет исчез из его глаз, он ослеп
И, незрячий, лег в свою постель
Октябрьским утром 1492 года и прошептал:
О, Господи, дай мне на пороге приключений умереть
О, Господи, дай мне на пороге приключений умереть
И отринул этот мир – отринул мир.
В то утро на трех великих кораблях
Само приключение, словно ему в ответ,
Вплывало в новый неведомый свет
И могли это видеть его глаза,
По ту сторону слепоты прозрев:
Необъятная природа, нетронутая красота.
В царство всеобщей любви
Сердцем святого Франциска ведом,
Колумб вступил в Новый Свет
И увидел нетронутую красоту
Все услады и радости, что даровал Господь,
Словно сам Эдем, сам Эдем ему сердце открыл,
Одеянье совлек
И все плоды отдал ему,
И Колумб был ошеломлен,
Погрузился в сон
Весь мир погрузился в сон,
Вся красота, вся будущая красота,
Весь ХХI век,
Что грядет, точно ангел
Грядет, точно ангел
Явившийся Константину,
Константину во сне:
О, это твой крест, неси же его
О, Господи, Господи, позволь мне подарить
Священное приключение всем людям земли
В новый век
О, искусство, – художник прокричал.
О, искусство, искусство, – ангел прокричал.
Искусство – великий материальный дар,
Искусство, что отреклось
От святого Франциска смиренной мольбы.
О, ты, художник,
Все рассыпается в прах
О, ты, проводник,
Человека ужасен конец
Это твой дар всем людям земли
Это твой крест, неси же его
И Колумб увидел все живое в огне
В апокалиптическую ночь
И беспокойного императора сон
Растворился в потоке световом.
 

 

Илья Имазин. Константин. Б., пастель.

 

 

 

 

 

[1] Композиция входит в цикл фресок по мотивам «Золотой легенды» Иакова Ворагинского, повествующей о судьбе Животворящего Креста Господня. Написанная около 1260 г., «Золотая легенда» в эпоху Возрождения была второй по популярности книгой после Библии.

[2] О Господь, сделай меня орудием Твоего Мира:
Где ненависть, да будет Любовь.
Где обида, – Прощение.
Где сомнения, – Вера.
Где отчаяние, – Надежда.
Где тьма, – Свет.
Где грусть, – радость.
Не позволяй мне видеть слишком много,
Чтобы утешаться больше, чем утешать.
Быть понятым больше, чем понимать.
Быть любимым больше, чем любить.)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS