Онтологические прогулки

Рейтинг раздела

Русский Танатос. Мортальное пространство и "магический реализм" Дмитрия Липскерова.
— Дмитрий Пашкин
(01/11/2002)
Самое важное: главным действующим лицом и, собственно, магистральным сюжетом в романе обозначена смерть. Интересно, что сам автор этот факт вполне доходчиво объясняет; но, видимо, привычка, развившаяся в последнее время у читателей под непрерывным арт-обстрелом постмодерна, всегда ожидать какого-то подвоха, выискивать в тексте ловушки, ждать резких поворотов и разворотов или, на худой конец, погружаться в дебри метафизики после прочтения, сыграла здесь злую шутку.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №8. Постмодернизм в русском Израиле (оконч
— Денис Иоффе
(30/10/2002)
...Нам посчастливилось познакомиться с первым английским переводчиком Катулла "без купюр", классицистом и поэтом, гинзберговым приятелем Джэйкобом Рабиновицем, откомментировавшим и издавшем в Нью-Йоркском издательстве "Аутономедия" (близком к Хаким Бею) полный текст Катулла ещё в начале девяностых. Солнечное Сплетение оказалось также заинтересованным в полузапретном поэте.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №7. Постмодернизм в русском Израиле (продо
— Денис Иоффе
(28/10/2002)
... д-р Кацис выбрал весьма интересное поле академических интересов. Если быть предельно недвусмысленным и кратким, то его можно было бы охарактеризовать так: "Изыскание антисемитов среди тех, кто среди таковых в массовом сознании до сих пор не числился " То есть - Кациса не очень интересует отношение к еврейству у Гоголя, Достоевского, Чехова - с ними всё ясно. Кациса интересуют антисемиты несколько иного плана. Более, так сказать, "подпольного". Волею судеб он сконцентрировал свой персональный крестовый поход против антиевреев и иже с ними, на фигурах выдающихся русских философов: Павла Флоренского и Алексея Лосева. (О Розанове мы умолчим).
Смотрите под ноги.
— Лев Пирогов
(24/10/2002)
История стала хаосом: абсолютно незначительные причины могут теперь иметь поразительные следствия, в то время как колоссальные усилия политиков по руководству историческим потоком ничего не меняют или приводят к обратному результату.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №6. Постмодернизм в русском Израиле.
— Денис Иоффе
(23/10/2002)
Речь пойдет об одном небезызвестном тельавивском критике Александре Гольдштейне...
Ступень "дома" в поэзии Ивана Алексеевича Бунина.
— Е. Е. Ермакова
(21/10/2002)
Выбирая символы для своей лестницы (= Пути жизни), Бунин "внутренне", интуитивно опирался на мировую традицию, где дом всегда символизировал одну из форм Космоса и места Человека в нем, являясь архетипом, сакральным костяком, крестцом целокупной реальности, imago mundi и одновременно способом жизни человека.
Школа "анналов": в поисках утраченного факта (продолжение).
— Михаил Кошкин
(20/10/2002)
Метафизический смысл, предоставляя человеку жизненный миф, всегда религиозный, страшит своей неопределённостью, или наоборот, схоластической отвлечённостью. И однажды, в XX веке в философской точке "выбора", (см.рис.) уже был сделан поворот вспять, в сторону текста, с последовавшей затем аналитической традицией философствования. Так начинает строиться философия действительного факта (со-бытия), по Л. Витгенштейну...
Школа "анналов": в поисках утраченного факта.
— Михаил Кошкин
(17/10/2002)
Такова судьба историософических бабочек-однодневок: живут лишь один светлый день современности, во всю эстетическую мощь расправляя тонкие крылья своего времени-культуры. От бабочек остаётся удобно размещённая коллекция крыльев в альбоме . Чем стали иные перспективные позиции? Почвенничество Н. Данилевского в "России и Европе", культурные морфологемы Шпенглера, Тойнби, осевое время больших Культур К.Ясперса, теория пассионарной активности Л.Гумилёва и др. - все остались свидетелями самовыражения своих эпох.
"Маргинальный человек" -- что дальше?
— А. П. Казаркин
(15/10/2002)
...А. Блок назвал всеядную иронию, пе-реходящую в автоиронию, <падающей иронией гибели>. Поэт уловил ос-новную модернистскую установку: героический и трагедийный пафос ис-чезал, его замещала ирония. Тенденция эта углубилась в эмиграции (у В. Ходасевича, Г. Иванова, А. Ремизова) и, казалось бы, исчерпала себя с мо-дернизмом, но в постмодерне ирония поистине без берегов. Смех погибели - памятник Веничке, монумент алкогольной агонии, - вот что пока воз-двигла послесоветская эпоха. Поэма <Москва-Петушки> глубока тем, что в ее центре хорошо узнаваемый тип юродивого, очень важный для русского сознания.
Лаборатория бытийной ориентации #64. Бесславный конец судебной механики.
— Владимир Богомяков
(14/10/2002)
Можно не знать, что Пушкина убьет Дантес, но, понимая судьбическую (судебную) законосообразность, можно более-менее легко это предсказать. Кульминация пушкинской судьбы - дуэль на Черной речке. А завязка? Завязка видится Ю. Арабову в предсказании гадалки Кирхгоф, что Александр Сергеевич примет смерть от какой-то "белой головы". Вот этой самой "белой головы" Пушкин якобы и боялся всю жизнь, и даже от масонства отклонился не по идейно-нравственным соображением, но потому, что направление это от Адама Вейсгаупта.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №5. Ушедший Постмодернизм в избранной русс
— Денис Иоффе
(02/10/2002)
Трудно представить академика М.Л. Гаспарова, в 1990ом году прекрасно знающего текст, скажем, "Диссеминации" (там почти всё как бы по его тематике) и заинтересованно ищущего живой встречи с Деррида. Впрочем, об этом французском стиле ведения исследования Гаспаров уже в 1993ем году высказался вполне определённо. Эти его слова были вынесены на глянцевую обложку гнозисоизданной книги "Ю. М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа". Вот они: "(:) ...Языки культур, как и естественные языки, постигаются не интуицией, а по учебникам...".
Лаборатория бытийной ориентации #63. Кесарево.
— Владимир Богомяков
(01/10/2002)
Жил-был чудаковатый паренёк и звали его Платон; он считал политику "царственным искусством". Искусство частенько не понимают: я Маяковского не понимаю", "а я Бродского не понимаю, ух, как вашего Бродского я не понимаю". Вот и политика многим непонятна потому, что она - искусство.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №4. Ушедший Постмодернизм в избранной русс
— Денис Иоффе
(01/10/2002)
На страницах журнала "Логос" была не так давно опубликована любопытная беседа американского слависта Драгана Куюнджича с редактором московского издательства "Ад Маргинем" философом Александром Ивановым. Эта беседа была посвящена отдельным сегодняшним проблемам славистической науки и уже успела вызвать на себя огонь разных "заинтересованных" сторон (например, в недавнем выпуске НЛО гневная отповедь А.К. Жолковского). Нам , в свою очередь, хотелось бы заострить внимание на отдельных моментах этого любопытного разговора, имеющих определённую важность для главной темы настоящей статьи.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №3. Ушедший Постмодернизм в избранной русс
— Денис Иоффе
(30/09/2002)
Что можно сказать по этому поводу? Сказать можно многое. В начале очень важно уяснить некие истины, которые <проходят> на первом курсе философского отделения на факультативе логики. А именно: либо одна вещь (предмет) есть оно самоё, либо она есть нечто другое. Либо Вы одно, либо другое. Либо Вы Торчинов, либо Лосев. И это не одно и тоже. Либо Вы Вяч.Вс. Иванов, либо бомж со скамейки в парке. Либо Вы Спиноза, либо Иегуда ГаЛеви, либо вы мужчина, либо женщина (о мефистофелевых андрогинах - ни слова, как и о коксинелях, которые функционируют всегда весьма определённо), либо Вы беременны, либо нет, либо Вы воспринимаетесь и приветствуетесь в качестве бога, либо...
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №2. Ушедший Постмодернизм in folio (оконча
— Денис Иоффе
(24/09/2002)
...Деррида изобретает целую систему словесных этикеток, призванных помочь ему в его изначальном стремлении представить философскую идеократию Платоновых идей бинарности противопоставления в качестве основополагающих для истории и теории так называемой "Западной метафизики" (аморфнейший зверь). Центральными персонажами здесь по праву должны считаться этикетки "другого", но в особенности - неологизм так называемого "различия" (и "повторения"(!?)) или французского "differance", каковое призвано обозначить "существительное, используемое для индикации активного неприсутствия себя во времени и пространстве". "Активное неприсутствие". Странное блюдо. (...)
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №1. Ушедший Постмодернизм in folio.
— Денис Иоффе
(23/09/2002)
Естественно, следуя законам нашего почти самого свободного из жанров (эссеистического), сносок, всех фамилий, всех фактов не предвидится, но мы надеемся, что вместо утраченного таким образом академизма возникнет новый интеллектуальный импульс, ведь работа наша - не более чем приглашение к (казням) дальнейшим исследованиям. Для сопутствующего нашим размышлениям лакмусового рефрена, мы избрали околобахтинскую, чуть риторическую, концепцию ответственности, опираясь, таким образом, на раннюю и не всегда популярную ныне работу Бахтина "Искусство и ответственность" (1919г.). (...) Еще раз оговоримся - письмо наше весьма ажурно и стремится к выявлению общих тенденций, а не к традиционно академическому осве(я)щению фактов. В силу подобных установок мы особо подчеркиваем в данном случае принципиально неприемлемую и несвойственную нам концептуально провокационность, которая при известном желании может быть усмотрена. (С постмодернистами жить...)
Лаборатория бытийной ориентации #62. Сияющее величие маргиналов.
— Владимир Богомяков
(18/09/2002)
...Думал я свою паучью думу, перебирал тряпки в чулане. Ведь мир-то я слишком хорошо знаю: сам в центре мира сижу и отлично себе представляю, что он такое; в самой его сути ворочаюсь, как в густом киселе. И что - возможно ли в мире такое, как на краю? Никак невозможно! Мир потому и мир, что не таков совсем. А раз мы в мире, то значит для нас края нет нигде. А слово же "нигде" и значит "везде": и я всегда на краю и не нужно идти никуда, поймешь, что ты на краю, и будешь воистину на краю ...
Лаборатория бытийной ориентации #61. О ничтожности маргиналов.
— Владимир Богомяков
(11/09/2002)
Часто за маргинальностью прячутся люди не способные выбирать, быть кем-то. За маргинальной иронией (а какой маргинал обходится без иронии! ) нередко прячется боязнь самоидентификации. Ну, и, в конечном итоге, подловатая позиция: чуть что - моя хата с краю! За внешним нонконформизмом обычно таится тривиальное холопство: сильные мира сего всерьез не воспримут, а, может быть, позабавятся, отнесутся, как к шуту, как к дурачку, и кинут кости с барского стола, да еще и стаканчик водки нальют...
Лаборатория бытийной ориентации #60. Метафизика анархии.
— Владимир Богомяков
(08/09/2002)
...История как две сферы властвующего, противоборствуя, валят друг друга понтами, забыв о человеке; строгая матушка-природа к началу ХХ века мутирует в нечто такое, чему (по словам Гвардини) и слово какое-то трудно подобрать и что постигать следует лишь математически. И человеку в голову приходит шальная мысль, что он и есть хозяин и владелец всего сущего, т.к. властвующее куда-то исчезло, а может быть и не было его вовсе...
Тропы антропоса. Негр не играет в хоккей (окончание).
— Михаил Кошкин
(03/09/2002)
Хоккейная игра, это жёсткое и скоростное противоборство мужских коллективов, "команд", "дружин">, делает заметными другие значительные, отстоявшиеся в Культуре моменты, с историей доспеха связанные. Уже сам вид хоккеиста в шлеме - вид рыцаря, поднявшего забрало, перед тем как совершить свой редкий подвиг. Клюшка, на кончике которой "пляшет" шайба - откинутая назад пика с единицей смерти на конце. Скоростную функцию вместо лошади берут на себя коньки. Силовая борьба, силовой приём - удар щитами. Пас - внутренние взаимоотношения между рыцарями, ритуально диктуемые логикой хоккейной атаки. Делая пас, в центр всеобщего внимания помещается другой рыцарь, носитель смерти и почёта. Рефери - установленный монархом герольдмейстер. И т.д.
Suum cuique. Русская идея для "Times".
— Евгений Иz
(03/09/2002)
...Тоска как символ избранничества и богопознания как раз и была поднята на знамена национального достояния лучшими интеллектами России; вероятно, им пришлось работать уже со сложившимся психофизическим пластом русской реальности, в котором они и сами пребывали зачастую по самое горло. Тоска наша - не сплин. Ее апология (конечно, невольная) в русской литературе дошла до редкостных метафизических высот, чем и снискала нашим классикам беспрецедентную мировую славу. Ненависть объединяет, любовь обособляет, а тоска - выносит за скобки суеты сует.
Тропы антропоса. Негр не играет в хоккей.
— Михаил Кошкин
(01/09/2002)
...смещение почти всех канадских клубов НХЛ в Соединённые Штаты, и последовавшее за этим почти полное перемещение туда в течение 90-х годов турнира НХЛ требует воздать должное именно хоккейным усилиям США и впредь называть этот вид спорта "американо-канадским". (Как не вспомнить национальное значение, которое придавалось на ОИ в США хоккейным турнирам, и сами эти победы хоккеистов США в 1980 и 2002 годах - добытые в разгар холодной войны и после известных событий 11 сентября.) Но негры не только чужды хоккейной площадке - вы не увидите их даже на трибунах! Более того, странно представить, что это - темнокожий хоккеист в команде НХЛ - может "случиться" в отдалённом будущем. Эта непонятная уверенность, какое-то невыводимое на поверхность "табу", заставлет ставить вопросы и пробовать искать ответы.
Лаборатория бытийной ориентации #59. У странности должна быть странная феноменология.
— Владимир Богомяков
(25/08/2002)
...Если философия хоть в какой-то степени мудрость, то для нее значимой оказывается мысль Конфуция о мудрости как о способности жить в согласии со всеми. Жить в согласии со всеми удается страннику, который не претендует ни на что наше, не озабочен распределением социальных ролей и ценностей. Речь странницы-философии - это странная речь проходящего мимо, не привязанная к обыденному, к эмпирическому опыту, естественным установкам.
Лаборатория бытийной ориентации #58. Про Великобританию.
— Владимир Богомяков
(19/08/2002)
Рассказывают такую легенду: на территорию Оксфордского университета во время оно забежал кабан и погнался за студентом, задумчиво шедшим куда-то с томом Аристотеля под мышкой. В целях самообороны студент швырнул в пасть кабану книгу трудов древнегреческого философа; кабан подавился и умер на месте. Тут, в этой незамысловатой истории, показывается, сколь находчив английский студент, сколь убийственен Аристотель (даже кабана в могилу свел), но никто не думает о бедном кабане. Конечно, у кабана была жена и, уходя утром на работу, кабан пожаловался ей, мол, что-то голова сегодня болит очень сильно. А она по-деревенски грубо ему ответила: <Голова болит - заднице легче>. А теперь кабана уже нет в живых и кабаниха раскаивается за свои слова; если бы время удалось повернуть вспять, то она уже не произнесла бы этих обидных слов, а сказала бы: <Болит голова - оставайся сегодня дома>...
Русско-европейские философские войны.
— Сергей Малашенок
(06/08/2002)
Нет, речь идет не о бумажных, интеллектуальных войнах (впрочем, и о них тоже), а о вполне натуральных, с большим количеством человеческих жертв. Самая знаменитая из таких войн -нашествие Европы на Русь в 1812 году. Зачем Европа, возглавляемая наполеоновской Францией дошла до Москвы, разграбила ее и сожгла подобно степным варварам? Все имеющиеся рациональные объяснения маловразумительны, потому что пружина этой войны - неразрешимые философские противоречия.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

Поделись
X
Загрузка