Онтологические прогулки

Рейтинг раздела

Лаборатория бытийной ориентации #68. Бе-бе
— Владимир Богомяков
(17/12/2002)
В месяц студень не болтайтесь ночью за вокзалом...
Речь как событие и бытие в речи
— Юлианна Осика
(16/12/2002)
Вслед за Кьеркегором, анализирующим экзистенциальную ситуацию Авраама, не опосредованную всеобщностью этического, мы хотим спросить, как возможен акт речи, не опосредованный всеобщностью языка (как социо-культурной институции)?
Лаборатория бытийной ориентации #67. О впадении в болезнь
— Владимир Богомяков
(10/12/2002)
И вдарил мороз -35 градусов, окна все в палате заледенели. Обрадовался бы Константин Леонтьев, который, помнится, все хотел Россию немножко подморозить. Вот и подморозили ее: за окном неживой сатурнианский пейзаж и огромный невидимый скальпель делает какие-то разрезы на бесчувственном теле страны. А мы при этом особенно не волнуемся, поскольку ничего не понимаем, а кипятим в банке воду для чая ...
Жесткая Машина Настоящего.
— Евгений Иz
(06/12/2002)
Странно, но не предполагает ли устройство современного цивилизованного общества как раз то, что каждый гражданин волен "активно торговать собой" на полную катушку, буквально до тех пор, пока его не прищучит какая-нибудь "рука Закона", "волосатая лапа конкурента" или иной атрибут Машины???
О наших ресурсах или к вопросу о питании (окончание).
— Валерий Мерлин
(22/11/2002)
Невозможное, являясь неразрешимым, обладает cпособностью возвращаться. Невозможное неиссякаемо. Невозможное - это ресурс, и двадцатый век занят эксплуатацией этого ресурса.
О наших ресурсах или к вопросу о питании.
— Валерий Мерлин
(21/11/2002)
Разговор о ресурсах приходится начинать на пустом месте: трудно предпослать этому разговору что-либо, не превращая  предпосылку в свой ресурс.
На голове его колпак...
— Евгений Майзель
(19/11/2002)
...если сегодня слово симулякр стало в русском языке обыденно-разговорным, а деррида - нарицательным и даже бранным, то заслуга в этом (вина за это) - Михаила Рыклина.
Лаборатория бытийной ориентации #66. Золотые глазки.
— Владимир Богомяков
(18/11/2002)
Персонажи Ивана Рочева постоянно думают о России, по краешку которой они ходят. Ночью снится девочке Москва и в Москве Путин - Нахмуренные Брови. Сидит за столом, считает серебряные государственные деньги, считает и в столбики монетки складывает. Старушка рассказывает внучатам, что от Москвы-реки розами пахнет.
Антропоморфное номер пять.
— Лев Пирогов
(14/11/2002)
Еще недавно слово "технология" не имело в русском языке множественного числа. У него не было самостоятельной, целокупной семантики - технология не могла существовать сама по себе, она была предикатом, "технологией чего-то" - как правило, материального производства. Затем технологии расплодились...
Зеркало.
— Евгений Иz
(13/11/2002)
Считается, что мир без контроля - конченый мир. Поэтому расслабляться нельзя.
Лаборатория бытийной ориентации #65. Глупая выходка Ж-Б Ботюля.
— Владимир Богомяков
(12/11/2002)
В коитусе человек опускается до уровня животного, говорит Ботюль. Философы борются с этим, они размножаются без секса, формируя коллективное тело, возрождающее себя в духе посредством дружбы. Философия жертвует человеку семя духа - чернила. Ах, как красиво сказано; не важно, что сказано глупо и не верно.
Отечественный постмодернизм - новый синкрезис и прорывы к синтетизму.
— Н. Н. Гашева
(04/11/2002)
Авангардное искусство есть всегда реакция на классическое, полемика, спор, переосмысление классики. Современное отечественное искусство постмодернизма - полемическая реакция на ангажированность советского искусства. Однако нельзя забывать о несоизмеримости масштаба осмысления духовной проблематики времени в искусстве начала века и преобладающей поверхностности мысли, художественной бедности и вторичности творчества многих отечественных постмодернистов
Русский Танатос. Мортальное пространство и "магический реализм" Дмитрия Липскерова.
— Дмитрий Пашкин
(01/11/2002)
Самое важное: главным действующим лицом и, собственно, магистральным сюжетом в романе обозначена смерть. Интересно, что сам автор этот факт вполне доходчиво объясняет; но, видимо, привычка, развившаяся в последнее время у читателей под непрерывным арт-обстрелом постмодерна, всегда ожидать какого-то подвоха, выискивать в тексте ловушки, ждать резких поворотов и разворотов или, на худой конец, погружаться в дебри метафизики после прочтения, сыграла здесь злую шутку.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №8. Постмодернизм в русском Израиле (оконч
— Денис Иоффе
(30/10/2002)
...Нам посчастливилось познакомиться с первым английским переводчиком Катулла "без купюр", классицистом и поэтом, гинзберговым приятелем Джэйкобом Рабиновицем, откомментировавшим и издавшем в Нью-Йоркском издательстве "Аутономедия" (близком к Хаким Бею) полный текст Катулла ещё в начале девяностых. Солнечное Сплетение оказалось также заинтересованным в полузапретном поэте.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №7. Постмодернизм в русском Израиле (продо
— Денис Иоффе
(28/10/2002)
... д-р Кацис выбрал весьма интересное поле академических интересов. Если быть предельно недвусмысленным и кратким, то его можно было бы охарактеризовать так: "Изыскание антисемитов среди тех, кто среди таковых в массовом сознании до сих пор не числился " То есть - Кациса не очень интересует отношение к еврейству у Гоголя, Достоевского, Чехова - с ними всё ясно. Кациса интересуют антисемиты несколько иного плана. Более, так сказать, "подпольного". Волею судеб он сконцентрировал свой персональный крестовый поход против антиевреев и иже с ними, на фигурах выдающихся русских философов: Павла Флоренского и Алексея Лосева. (О Розанове мы умолчим).
Смотрите под ноги.
— Лев Пирогов
(24/10/2002)
История стала хаосом: абсолютно незначительные причины могут теперь иметь поразительные следствия, в то время как колоссальные усилия политиков по руководству историческим потоком ничего не меняют или приводят к обратному результату.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №6. Постмодернизм в русском Израиле.
— Денис Иоффе
(23/10/2002)
Речь пойдет об одном небезызвестном тельавивском критике Александре Гольдштейне...
Ступень "дома" в поэзии Ивана Алексеевича Бунина.
— Е. Е. Ермакова
(21/10/2002)
Выбирая символы для своей лестницы (= Пути жизни), Бунин "внутренне", интуитивно опирался на мировую традицию, где дом всегда символизировал одну из форм Космоса и места Человека в нем, являясь архетипом, сакральным костяком, крестцом целокупной реальности, imago mundi и одновременно способом жизни человека.
Школа "анналов": в поисках утраченного факта (продолжение).
— Михаил Кошкин
(20/10/2002)
Метафизический смысл, предоставляя человеку жизненный миф, всегда религиозный, страшит своей неопределённостью, или наоборот, схоластической отвлечённостью. И однажды, в XX веке в философской точке "выбора", (см.рис.) уже был сделан поворот вспять, в сторону текста, с последовавшей затем аналитической традицией философствования. Так начинает строиться философия действительного факта (со-бытия), по Л. Витгенштейну...
Школа "анналов": в поисках утраченного факта.
— Михаил Кошкин
(17/10/2002)
Такова судьба историософических бабочек-однодневок: живут лишь один светлый день современности, во всю эстетическую мощь расправляя тонкие крылья своего времени-культуры. От бабочек остаётся удобно размещённая коллекция крыльев в альбоме . Чем стали иные перспективные позиции? Почвенничество Н. Данилевского в "России и Европе", культурные морфологемы Шпенглера, Тойнби, осевое время больших Культур К.Ясперса, теория пассионарной активности Л.Гумилёва и др. - все остались свидетелями самовыражения своих эпох.
"Маргинальный человек" -- что дальше?
— А. П. Казаркин
(15/10/2002)
...А. Блок назвал всеядную иронию, пе-реходящую в автоиронию, <падающей иронией гибели>. Поэт уловил ос-новную модернистскую установку: героический и трагедийный пафос ис-чезал, его замещала ирония. Тенденция эта углубилась в эмиграции (у В. Ходасевича, Г. Иванова, А. Ремизова) и, казалось бы, исчерпала себя с мо-дернизмом, но в постмодерне ирония поистине без берегов. Смех погибели - памятник Веничке, монумент алкогольной агонии, - вот что пока воз-двигла послесоветская эпоха. Поэма <Москва-Петушки> глубока тем, что в ее центре хорошо узнаваемый тип юродивого, очень важный для русского сознания.
Лаборатория бытийной ориентации #64. Бесславный конец судебной механики.
— Владимир Богомяков
(14/10/2002)
Можно не знать, что Пушкина убьет Дантес, но, понимая судьбическую (судебную) законосообразность, можно более-менее легко это предсказать. Кульминация пушкинской судьбы - дуэль на Черной речке. А завязка? Завязка видится Ю. Арабову в предсказании гадалки Кирхгоф, что Александр Сергеевич примет смерть от какой-то "белой головы". Вот этой самой "белой головы" Пушкин якобы и боялся всю жизнь, и даже от масонства отклонился не по идейно-нравственным соображением, но потому, что направление это от Адама Вейсгаупта.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №5. Ушедший Постмодернизм в избранной русс
— Денис Иоффе
(02/10/2002)
Трудно представить академика М.Л. Гаспарова, в 1990ом году прекрасно знающего текст, скажем, "Диссеминации" (там почти всё как бы по его тематике) и заинтересованно ищущего живой встречи с Деррида. Впрочем, об этом французском стиле ведения исследования Гаспаров уже в 1993ем году высказался вполне определённо. Эти его слова были вынесены на глянцевую обложку гнозисоизданной книги "Ю. М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа". Вот они: "(:) ...Языки культур, как и естественные языки, постигаются не интуицией, а по учебникам...".
Лаборатория бытийной ориентации #63. Кесарево.
— Владимир Богомяков
(01/10/2002)
Жил-был чудаковатый паренёк и звали его Платон; он считал политику "царственным искусством". Искусство частенько не понимают: я Маяковского не понимаю", "а я Бродского не понимаю, ух, как вашего Бродского я не понимаю". Вот и политика многим непонятна потому, что она - искусство.
Казус Ушельца или Рефлексия о методологии Постмодернизма середины девяностых годов №4. Ушедший Постмодернизм в избранной русс
— Денис Иоффе
(01/10/2002)
На страницах журнала "Логос" была не так давно опубликована любопытная беседа американского слависта Драгана Куюнджича с редактором московского издательства "Ад Маргинем" философом Александром Ивановым. Эта беседа была посвящена отдельным сегодняшним проблемам славистической науки и уже успела вызвать на себя огонь разных "заинтересованных" сторон (например, в недавнем выпуске НЛО гневная отповедь А.К. Жолковского). Нам , в свою очередь, хотелось бы заострить внимание на отдельных моментах этого любопытного разговора, имеющих определённую важность для главной темы настоящей статьи.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS